«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Вы и Шарли

Российские власти на самом высоком уровне — депутаты Госдумы, представители МИД, другие официальные лица, — осудили очередную выходку скандального журнала «Шарли Эбдо». Выходка действительно скверная: карикатура, посвященная погибшему в Египте российскому аэробусу. Посмотрите, мол, чем Россия бомбит исламистов, своими собственными гражданами и останками лайнера. Поразительна не столько карикатура, потому что с «Шарли» все давно ясно — они и фотографию мертвого сирийского мальчика-беженца, погибшего в Европе, превратили в «веселый рисунок», — сколько эта российская реакция. Так остро на «Шарли» прежде реагировали только мусульмане.

У нас есть гипотеза, объясняющая эту гиперчувствительность. Журнал, на который можно было просто не обращать внимания, резонирует с неким духом, характерным сейчас для самого российского общества.


Россияне так много внимания уделяют «Шарли», потому что это, для начала, наглядное подтверждение «бездуховности Запада». Маргинальное издание, известное трагической гибелью своих журналистов, разрастается до размеров всего Евросоюза. И из факта существования аморальных карикатуристов делается вывод о том, что лучше уж никакой свободы слова не иметь вовсе, чем вот так. Комментаторы попроще прямо пишут: не зря этих карикатуристов убивали. Мыслители из нашего МИД ставят вопрос немного затейливее: «Кто-то все еще Шарли?» Не понимая, что тем самым они предлагают отказаться от солидарности не с карикатурами, но с убитыми журналистами. Дескать, пускай их отстреливают, раз уж те такие циники и бездарности.

Правоконсервативный публицист Михаил Бударагин, пишущий для органа Никиты Михалкова, газеты «Культура», старается поймать «шарлистов» на лжи. Вот, рассуждает он, глумиться над гибелью Бориса Немцова, с точки зрения либералов нельзя, а над жертвами авиакатастрофы можно.

Но позвольте, давайте договоримся о терминах. Глумиться над убитым Немцовым нельзя по моральным причинам. То же самое верно и в отношении погибших в самолете людей. Но при этом после гибели Немцова никто, кажется, не призывал убить самих глумящихся или хотя бы посадить в тюрьму, выгнать их из интернета. Мы, те, для кого подобное аморальное поведение было недопустимым, просто отошли в сторону, заявив о своем протесте. Никто из радующихся смерти не был убит или осужден. И требовать казни/закрытия «Шарли» — это не то же самое, что морально осуждать позицию журнала. Странно, что приходится специально прописывать эти простые вещи.

Впрочем, отсюда следует менее тривиальное и весьма неприятное открытие. Возможно, «Шарли» так остро воспринимается в российском обществе именно потому, что некоторые наши сограждане узнают в журнале самих себя.  Это ведь мы обещали превратить Америку в радиоактивный пепел, пройтись железным сапогом по Украине, призывали уничтожить внутри страны пятую колонну и «майдаунов».

Ненависть — главная тема официальных российских СМИ уже почти в течение двух лет. На федеральных каналах олимпийские игры хамов. Кто из телеэкспертов поставит мировой рекорд в абсурде, наглости и глупости? Кто жестче проведет генеральной линией по живому?  Для части наших сограждан война стала «ветром истории», а нищие старухи Донецка под надзором сиятельного Захарченко — хоругвеносцами будущего, которое ждет нас всех. Теперь эти люди ужасаются, глядя в «Шарли», как в зеркало. И призывают как можно скорее завесить его, забыть. Как у школьного Достоевского: да вы же и Шарли.

Кирилл Мартынов
редактор отдела политики и экономики


Subscribe
promo novayagazeta 10:29, yesterday 12
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →