«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Category:

«Я бы все-таки повернул на запасной аэродром»

На вопросы «Новой газеты» отвечает летчик 1-го класса, отличник «Аэрофлота», КВС А-320 Андрей Литвинов.


— Борт пришел в зону аэродрома в Ростове-на-Дону около половины второго ночи, построил заход на посадку, но принял решение уйти на второй круг. После этого еще почти два часа находился недалеко от аэродрома назначения. Что могло повлиять на решение экипажа не уходить на запасной аэродром?

— У экипажа всегда есть запас топлива, и он может крутиться, не уходя на запасной аэродром, сколько угодно долго. Если компьютер показывает, что вы через какое-то время уже будете вынуждены перейти черту запаса топлива, который необходим для того, чтобы уйти на запасной, — все, дальше «гулять» не разрешается, вы должны либо срочно садиться, либо немедленно отправляться на запасной аэродром.

— То есть вы бы в подобной ситуации тоже «катались» в небе ровно столько, сколько позволяло так называемое «лишнее» топливо?

— Возможно, в других погодных условиях — да, но там был сильный ветер, а ветер — это всегда надолго. Я бы, покрутившись минут 40—50, все-таки повернул на запасной. Там же были в воздухе, примерно в то же время, еще два самолета, которые именно так и поступили.

Читайте также: Природно-человеческий фактор: почему упал «Боинг» Flydubai

— Почему этого не сделал экипаж, трагически погибший вместе с пассажирами?

— Насколько я понял, на борту находились опытные летчики, поэтому здесь мог сработать так называемый коэффициент самонадеянности. Но это — предположительно… Пока у нас, к сожалению, мало вводных для серьезных выводов.

— Например, компьютер показывает «неприкосновенный запас» топлива, но все же после 2-часового «висения» в зоне ростовского аэропорта, психологически сложно, наверное, принять решение об уходе на запасной аэродром?

— Перелет у них был длинный — там, по-моему, часа четыре, да еще плюс два часа болтались неприкаянными, итого — 6 часов в воздухе. Ночной рейс, усталость экипажа, отвратительная погода. Такое наслоение всегда опасно. Да, уйти на запасной аэродром уже как бы обидно, чувство риска могло притупиться.

Но я говорю только теоретически, я не знаю, как было на самом деле. Я лечу в Ростов-на-Дону через неделю. Это обычный, плановый полет, но я надеюсь узнать там многие подробности страшной катастрофы. Позвоню, как вернусь, расскажу.

Галина Мурсалиева
обозреватель «Новой»
Фото: РИА Новости

Subscribe
promo novayagazeta 10:29, yesterday 12
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments