«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Вооруженные силы троечников

В Киеве закончился суд над россиянами Ерофеевым и Александровым, приговор огласят в понедельник.


Фото: Антон Наумлюк

Украинская военная прокуратура запросила для россиян Александра Александрова и Евгения Ерофеева наказание в виде 15 лет лишения свободы каждому с конфискацией имущества.

«А чего не пожизненное сразу», — усмехнулся Ерофеев, когда его попросили прокомментировать требование обвинения.

Прокурор Александр Климович долго перечислял статьи, по которым обвиняются россияне: создание террористической организации, теракт, ведение агрессивной войны, контрабанда и незаконное обращение с оружием, незаконное пересечение границы.


По версии обвинения, Александров и Ерофеев — действующие сотрудники спецназа ГРУ РФ, прибыли в Луганск, чтобы «оказать содействие террористической организации «ЛНР». 16 мая 2015 года оба попали в плен у поселка Счастье. Они свою вину не признают.

За последние пару дней процесс в районном Голосеевском суде Киева заметно ускорился — успели допросить обвиняемых, провести прения и услышать последнее слово Александрова и Ерофеева. Впрочем, они были краткими. Так или иначе, скорость процесса здесь связывают с возможным обменом россиян на Надежду Савченко. Этим объясняется и уверенная расслабленность подсудимых — ни возмущения, ни негодования, ничего лишнего.

Александрова и Ерофеева привезли сегодня из СИЗО как обычно — в бронежилетах и касках. Когда выводили из автозака, дали зонт — в Киеве весь день шел проливной дождь. В аквариуме они о чем-то тихо переговаривались между собой и спокойно наблюдали за тем, как прокуроры и адвокаты выступают в прениях.

Ближе к концу, когда выступать осталось только адвокату Валентину Рыбину, стало плохо переводчице. Незаметная девушка обычно сидела у самого «аквариума» и переводила подсудимым о чем на украинском говорят участники процесса. В Голосеевский суд вызвали «скорую» и попытались заменить переводчицу: вызвали такси для новой, но она подъехать не успела. Судья дальше ждать не стал и решил продолжить заседание на русском.

Гособвинение в суде представляют три военных прокурора, которые выступили в прениях по очереди.

«Сегодня особый день для украинского правосудия, на скамье подсудимых — военнослужащие иностранного государства, участники хорошо спланированной и подготовленной вооруженной агрессии против Украины», — начал свою речь прокурор Игорь Нимченко.

Сегодня он в парадной форме, а не камуфляже как обычно.

«Для меня суд — всегда праздник», — шутил он с журналистами в коридоре суда.

По версии обвинения, Александров и Ерофеев служили в 3-й отдельной гвардейской Варшавско-Берлинской бригаде специального назначения, которая с 2010 года дислоцируется в Толльяти. В марте 2015 года они были направлены в Луганск для участия в военных действиях против Украины, пересекли границу 26 марта на грузовиках, при себе имели оружие, которое используют войска спецназначения — снайперскую винтовку «Винторез» и автоматы «Вал». В задачи военных входила разведка, в том числе стратегических объектов — Луганской ТЭС и моста через реку Северский Донец у поселка Счастье.

«Собирая информацию, они передавали ее руководству для использования террористической организацией ЛНР против Украины», -— рассказывает прокурор Александр Климович. 16 мая разведгруппа, которой руководил майор Константин Напольских и куда входили Александров и Ерофеев, столкнулась с украинскими военными, завязался бой. В результате погиб украинский боец Вадим Пугачев, а Александров и Ерофеев были взяты в плен.

— Когда вы стали признавать, что являетесь военнослужащим РФ? — спросила у своего подзащитного адвокат Оксана Соколовская.

— Мы заранее договорились с Сашей (Александров — ред.), что будем так говорить. Мы знали, что все, кого берут в плен и кто не является военнослужащим, не подлежат обмену. Мы пытались спасти свою жизнь, поэтому придумали такую версию, — ответил Ерофеев во время своего допроса.


Фото: Антон Наумлюк

По словам подсудимых, они приехали в Луганск самостоятельно, уволившись из армии, без проблем пересекли границу на посту в Изварино, а оружия при себе не имели вовсе. В Луганске они после собеседования были зачислены в ряды «народной милиции ЛНР».

Допрос Ерофеева продолжался несколько часов. Он держался уверенно, иногда откровенно вызывающе, на большое количество вопросов не ответил, заявляя демонстративно: «Следующий вопрос!». В перерыве, когда видеотрансляция еще продолжалась, было слышно, как российский консул Алексей Грубый просил Ерофеева не выказывать неуважения суду. Когда процесс продолжился, подсудимый попросил судейскую коллегию извинить его за резкие высказывания.

«Это я на эмоциях», — объяснил россиянин.

Прокуроров уверенность Ерофеева явно не впечатлила. После пленения, когда его раненого доставили в больницу в Краматорске, он якобы признался следователям СБУ, что является капитаном ГРУ. Показания Ерофеева, которые он давал до следствия, без адвоката, к делу приобщены не были, но тоже самое он повторил в нескольких интервью, в том числе журналисту Савику Шустеру для его шоу «Шустер LIVE». Защита попробовала добиться от суда признания этих интервью не допустимыми доказательствами, но на этот раз показания остались в деле.

«Это не «Утренняя почта» и не «Веселые картинки», это серьезный судебный процесс», — попытался убедить суд один из адвокатов. Впрочем, судья предупредил, что коллегия даст им оценку в совещательной комнате.

Вместе с Ерофеевым была найдена винтовка российского производства «Винторез». Представитель СБУ Кирилл Верес, который нашел винтовку, выстрелил в нее два раза, чтобы испортить, а потом счистил все следы использования, оправдывая это тем, что планировал представить винтовку президенту Петру Порошенко как свидетельство присутствия российских военных на Донбассе. В итоге адвокат Валентин Рыбин, который заменил убитого Юрия Грабовского, усомнился в том, что обвинению удалось доказать принадлежность винтовки.

«Нам была предоставлена одна на двоих винтовка! Возникает вопрос: могут двое с одной винтовкой и одним патроном вести агрессивную войну против целого государства? Сторона обвинения пытается унизить авторитет ВСУ, — заявил Рыбин. — Есть вооруженные силы Украины, есть вооруженные силы РФ, а есть не менее опасные «вооруженные силы троечников», они повсюду. Они выдают желаемое за действительное!»

По мнению защиты, следствие и обвинение вообще не предоставили достаточных доказательств для признания вины Александрова и Ерофеева. Адвокаты потратили несколько заседаний, чтобы доказать, что ранение Вадима Пугачева, из-за которых погиб украинский боец, были нанесены оружием меньшего калибра, чем то, которое было у пленных. Прокуроры на это реагировали спокойно.

«Мы не обвиняем никого из них в убийстве, — отметил после заседания прокурор Игорь Нимченко. — Мы лишь утверждаем, что они входили в террористическую организацию «ЛНР» и их совместные действия привели к гибели военнослужащего».

С признанием самопровозглашенной Луганской народной республики террористической организацией у обвинения возникли трудности. Прокуроры попытались приобщить к материалам дела решения судов по нескольким делам о ведении агрессивной войны против Украины донецкими и луганскими сепаратистами при поддержке российских войск, однако суд этого сделать не дал.

«Мы хотели приобщить эти судебные решения, чтобы было очевидно основание для признания «ЛНР» террористической организацией», — пояснил Нимченко.

«Власть Украины считает, что ЛНР и ДНР являются террористическими организациями, — парировал адвокат Рыбин. — Действительно, есть решения судов в отношении конкретных лиц, но они не являются преюдиционными, на их основании нельзя признавать террористическими эти организации».

В 2013 году Рыбин основал юридический фонд «Одиссей», который занимается поддержкой россиян, которых преследуют в судебном порядке в Украине. Адвокат не стесняется показывать свои политические симпатии публично, когда журналисты стали его спрашивать о принадлежности Александрова к милиции «так называемой «ЛНР», он мгновенно отреагировал: «Почему вы говорите «так называемой»?! Это ЛНР и ДНР, давайте называть все своими именами».

«Ну конечно, нельзя объявлять войну своему народу, — с сарказмом говорил Рыбин в прениях. — Ты будешь выглядеть некрасиво на международной арене. Поэтому надо объявить антитеррористическую операцию. Но в этом основы демократического общества — кто-то поддерживает власть, а кто-то нет. Нельзя называть тех, кто не поддерживает, террористами. Это приводит к смерти людей».

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe
promo novayagazeta 10:29, yesterday 12
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments