«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

«Хозяин сказал: если позвоню в скорую, мне эту руку отрежут»

Рабовладельческое хозяйство в московском районе Гольяново существует уже почти двадцать лет. Правоохранители знают о нем — но никак не могут ликвидировать.

Гульнара*, 27 лет

Я оказалась в Москве в 2007 году. После смерти отца мы с сестрой жили в общежитии в Шымкенте. Там познакомились с Лаурой М. Мы подружились. Однажды она предложила моей сестре Наргизе работу в Москве, у ее дяди. Дядя Лауры Рашид М. с женой Жанарой приехали Шымкент к нам в общежитие. Они сказали сестре, что у них есть много торговых точек в Москве. Им нужны продавцы и кассиры, предложили поработать год, а потом решить — продолжать или вернуться обратно домой. Летом на поезде увезли мою сестру. А через месяц я поехала, билет на поезд мне купили Рашид и Жанара. Мне тогда еще не было 18 лет.


Гульнара с дочкой на свободе. 2016 год

Старшая дочка Рашида по имени Газиза встретила меня в Москве и повезла в магазин по улице Уральской. Когда я приехала, мне сразу сказали, что я буду разнорабочей, пока место продавца не освободится. Еще сказали, что в магазине есть сейф, куда нужно сдать паспорт: мол, Москва большая, так будет надежнее. Руководила магазином жена Рашида, а помогала ей узбечка Мадина, тоже рабыня.

Проблемы у меня начались ровно через неделю после прибытия. Как-то раз на рабочем месте я болтала с сестрой и громко засмеялась. Пришла Мадина, схватила меня за волосы, привела в директорский кабинет и побила по приказу Жанары. Потом побои стали регулярными, в них участвовали по 12–13 человек, все сотрудники магазина. Если кто-то отказывался участвовать, его самого били. Избивали не только меня. Били палкой, у меня шрам есть. Скорую не вызывали никогда — говорили, что, если позвоню в скорую, мне эту руку отрежут. После очередных побоев нога сильно опухла, я долго ходить не могла.

Клиенты замечали синяки, потому что нас били за каждую мелочь. Одна работница рассказала, что одну киргизку даже убили.

Хозяйка Жанара намекнула, что та «сама напоролась на нож» и что так «напороться» может каждый.

Сперва обещали платить каждый месяц, но потом выяснилось, что работать будем бесплатно. Деньги отдадут все, когда отпустят. Большинство работников — приезжие, часто сироты, как мы, 16–18 лет. Их, в случае чего, никто не будет искать.

Кушать не давали, кормили кислыми или гнилыми товарами. Я спала в магазине на полу склада, в комнате четыре на четыре метра, вместе с остальными мужчинами и женщинами. Максимально мне давали поспать 2–4 часа. Хозяева будили нас в 6 утра. Во всех помещениях стояли камеры, через которые Жанара и Рашид следили за нами. Когда приходили проверки, они диск с записью вытаскивали. Рабочих прятали в проеме на складе за морозильником, у стены. Там помещались 4–5 человек.

Бывали и скрытые проверки, у нас всегда водку проверяли, которая по 40–50 рублей. Паленую водку хозяевам доставлял бывший мент. Водку Рашид с женой прятали на даче, в будке.

Единственный выход из магазина — через отдел овощей, который охраняла кассир Гуля. Она никого не выпускала без разрешения Жанары. Под контролем хозяев мы ездили на хлебозавод, где загружали в машину хлеб.

Моя сестра Наргиза два раза пыталась сбежать. Первый раз ей удалось с помощью парикмахера из соседнего салона выбраться из магазина и обратиться в полицию. Но полиция вызвала Рашида и вернула ее ему. Тогда условия в магазине стали хуже. Лишь одна грузинка и одна казашка смогли сбежать, их хозяева не нашли.

Полицейский, к которому обратилась Наргиза, был знакомым хозяев, он не раз заходил выпить водки с Рашидом и получал от него конверт.

Этот факт мы указали в нашем заявлении в суд.

Во второй раз она сбежала, а я побоялась. Наргизе помогли дворники-киргизы, обещали помочь и мне. Хозяева ее так и не нашли. А за мной Жанара с тех пор следила. Однажды она услышала, что меня ищет сестра, и после этого вообще перестали меня выпускать в отделы.

Иногда нас поили той самой дешевой водкой. Говорили: нам надо пить водку, чтобы расслабиться и отдохнуть. Если отказывались, то били и насильно вливали в рот. Меня от водки рвало, потом стали давать пиво. После чего нас, пьяных, насиловали.

В сентябре 2013 года я узнала, что беременна, отец ребенка — Нурлан, родной брат Жанары. У него тоже был свой маленький магазинчик в Москве, но его закрыли.

Родилась девочка.

В рабстве я пробыла 6 полных лет, с июля 2007 по май 2013 года. Покинуть магазин мне удалось только через два года после побега сестры.

Вернулась в Шымкент 2013 году. Сразу подала заявление в полицию через организацию «Сана Сизим». Они помогают людям, побывавшим рабстве. В 2014-м полиция сообщила, что Рашид и Жанара в Казахстане находятся в розыске.

* Имя изменено.

Истории других рабов



Subscribe
promo novayagazeta 20:01, thursday 2
Buy for 1 000 tokens
Премьера фильма «Новой» о «московском деле» — 11 декабря. Вспоминаем всех участников — суды продолжаются. Центральный разворот «Новой газеты» от 29 ноября посвящен фигурантам «московского дела» Кому уже вынесли приговор?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 112 comments