«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Простите, идеальные люди!

Девятое мая Насти Маховой, или Зачем делать из одного детдомовского ребенка троих?

Когда вы это читаете, Настя Махова уже сидит. Ее объявили в розыск, пробили данные по больницам и взяли прямо из отделения патологии беременности арзамасского роддома номер один, где я с ней встречалась накануне. Рожать через две недели.

Насте 22 года. Она попала в этот роддом с автовокзала города Арзамас на «скорой», которую ей вызвала сердобольная кассирша общественного туалета — кажется, первый добрый человек, встретившийся Насте за очень долгое время. Насте стало плохо, женщина нашла ее на полу, рядом с тяжелой сумкой, решила, что начались роды, вызвала неотложку. В больнице диагностировали ложные схватки, спровоцированные стрессом, чрезмерной нагрузкой и истощением.


Настя Махова. Фото: Анастасия Егорова, специально для «Новой газеты»


Настя больше похожа на загнанного, тощего зверька с дикими глазами, чем на будущую роженицу. Она весит 52 кг, а маленький Игорь — так она назовет ребенка — всего 2300. Вот у этого ребенка (пока он еще называется «плод») все еще есть шанс расти в любви. Настя очень ждет его, как ее не ждал никто. Она младшая из пяти детей, мать бросила их, а отец умер от пьянства, в приюте она оказалась в пять месяцев, все свое детство провела в детском доме города Сергач Нижегородской области. После выпуска окончила техникум по специальности «маляр», с 18 лет жила то в общежитии, то по знакомым и друзьям, какое-то время уживалась с семьей брата, пока год назад государство наконец не выделило ей квартиру в Сергаче, голую однушку без мебели. Туда она переехала со своей старшей дочерью, Аленкой, и туда теперь боится возвращаться. На автовокзале в Арзамасе она оказалась в праздничный день 9 Мая по пути к своей подруге, с которой они вместе жили в детдоме. Настя надеялась прогостить у нее до родов, чтобы не возвращаться в Сергач, но не доехала.

А узнала я обо всем этом из статьи нижегородской газеты, которую прислали в редакцию негодующие пенсионеры. Они не подписались. Им хотелось, чтобы мы разобрались в ужасной истории безнравственной алкоголички, которая мучила одного ребенка и ждет второго. Я поехала и стала разбираться, а на следующий день Махову отправили прямо из больницы в нижегородский СИЗО номер три. И я совершенно не знаю, что делать.

Наверное, в таких вещах журналист признаваться не должен. Но я в отчаянии, потому что вчера ночью, после нашей встречи, Махова мне написала СМС: вот, пишет она, мы поговорили, и мне полегче, прости, что я тебе сначала не поверила. И единственный человек, которому она смогла наутро сообщить об аресте, тоже я.

Ей надо быть в больнице, иначе она просто не родит или родит нежизнеспособного, истощенного ребенка. Мы потом разберемся, насколько и в чем она виновата. Но дайте ей родить, ради Бога. У нее, у ребенка, у нас есть две недели.

В июле прошлого года ее старшую дочь Алену при странных обстоятельствах забрали органы опеки. В декабре Настю по суду лишили родительских прав за уклонение от выполнения родительских обязанностей. В коридоре отделения я решаюсь спросить ее об этой истории, слишком противоречива информация из других источников:

— А где находилась твоя дочь до суда? Ведь прошло пять месяцев, прежде чем тебя лишили родительских прав? Как вообще ее забрали? Было постановление?

— Я вышла вечером в магазин за молоком, когда она уснула. Наверное, она проснулась без меня, заплакала, соседи вызвали полицию. Когда я вернулась, ребенка уже не было, мне сказали, что ее отвезли к моему брату, она там переночует, а утром я спокойно ее заберу. Когда я приехала к брату, Аленки там уже не было, приехали органы опеки, и они ее отдали им. Ее увезли в больницу сначала, меня пустили к ней всего один раз, пообщаться нормально не дали, все время рядом были врачи, меня оттеснили из палаты минут через пять. Больше меня к ней не пустили, хотя я приезжала, покупала гостинцы, вещи привозила.

Мне все время отвечали непонятно, что-то придумывали, говорили, что боятся, будто я ее украду. Хотя суда тогда еще не было, я была мать по закону еще, меня не пускали к собственному ребенку.

Потом ее перевезли в какой-то детский центр, мне адрес не сказали, добиться я от них ничего не смогла.

— А когда тебе сказали, что лишат родительских прав?

— Я не знала об этом, никто ничего не мог объяснить, я нашла повестку в почтовом ящике. В декабре был суд, меня лишили родительских прав — и тогда началась эта история с журналистами, с тех пор я не живу в Сергаче и боюсь туда возвращаться.

История с журналистами выглядит еще противоречивее, чем Настин рассказ. За сутки до нашего с ней разговора я в попытке ее найти обегала весь Нижний Новгород. Ни в одной из редакций, публиковавших о ней материалы, мне не смогли дать ее номер телефона, только ссылку на страничку в социальных сетях, которая была удалена пользователем. Причина удаления стала мне очевидна с первого взгляда — вся стена была заполнена гневными сообщениями, нецензурными мемами, мерзкими картинками. Самые корректные посты пылающих праведным гневом нижегородцев были вот какие: «Как правильно сложить ребенка, чтобы он по форме начал напоминать мяч? Мразь конченая». И сотни подобных сообщений, повлекшие за собой «виртуальное самоубийство» — удаление страницы, с прощальной запиской: «Простите меня, идеальные люди».

Поводом для этой травли в интернете стала серия материалов в нижегородской газете, а также несколько репортажей на местных телеканалах с заголовками типа «Живым ребенком в волейбол».

Сюжеты и статьи вышли в апреле, хотя история началась почти год назад. Поводом для повторного всплеска внимания к Насте стала публикация пресс-релиза на сайте прокуратуры Нижнего Новгорода о возбуждении против нее уголовного дела по статье 156 УК РФ (неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности… если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним).

ПРОДОЛЖЕНИЕ


Subscribe
promo novayagazeta 20:01, thursday 2
Buy for 1 000 tokens
Премьера фильма «Новой» о «московском деле» — 11 декабря. Вспоминаем всех участников — суды продолжаются. Центральный разворот «Новой газеты» от 29 ноября посвящен фигурантам «московского дела» Кому уже вынесли приговор?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments