«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Category:

Музыкант как угроза общественному строю

В середине 90-х годов я провела не один год на Арбате с гитарой. Тогда нам и в голову не могло прийти, что спустя несколько лет сочетание «гитара плюс улица» может привести исполнителя в отделение, лишить его на время инструмента и существенно опустошить кошелек.

В конце 80-х Арбат стал пешеходным, и начался недолгий золотой век московской уличной музыки. Как и ко многим другим новым явлениям городской жизни, ранее недоступным, к ним хорошо относились, можно было весьма неплохо заработать, и милиция не обращала на них внимания.


Фото: РИА Новости


В середине 90-х годов милиция начала реагировать на жалобы местных жителей и гонять музыкантов. Законных оснований задерживать или заставлять уйти их не было, поскольку они не нарушали никаких законов (равно как и сегодня). Тем не менее это происходило повсеместно, и даже в тех местах, где жилых домов поблизости не было. Особенно это касалось тех, кто играл громкую музыку.

Милиции нужен был повод, и музыкантов стали «винтить» за отсутствие временной регистрации. В туристических местах эта статья Кодекса административных правонарушений давно стала статьей доходов: там толпами ходят гости столицы без временной регистрации, которых можно пачками отвозить в отделения и брать с них деньги. То же самое стали проделывать с музыкантами.

Многое в отношениях культуры и милиции зависело от взглядов начальника отделения милиции. Так, когда музыкантам становилось сложно играть на Арбате, они уходили в другие места — например, на Поклонную гору, куда их даже приглашало руководство комплекса и управление культуры округа.

Для спасения своих инструментов музыкантам приходилось идти на уловки: если подошла милиция и сейчас будут брать, то один из потенциальных задержанных заговаривает ей зубы, а остальные в это время потихоньку растаскивают инструменты, чтобы их не конфисковали. Милиция не оставалась в долгу и придумывала разные способы мелкой мести — например, отпускала задержанного, живущего в Подмосковье, после того, как закрывалось метро.

В августе 2011 года среди музыкантов прошла радостная новость: новый руководитель департамента культуры, революционер и реформатор Сергей Капков готовит легализацию уличных музыкантов. Но к их большому сожалению, Капков сделать этого так и не успел.

В 2012-м уличных артистов ждала еще одна неприятная новость: для них придумали новую и куда более затратную законодательную ловушку.


Фото: РИА Новости

Музыкант как угроза общественному строю

В 2012 году в КоАП была внесена статья 20.2.2 (организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка). Народное название — «Больше трех не собираться». Теперь музыкантов забирали без разбору, выписывали повестки в суд и не возвращали конфискованные инструменты до тех пор, пока они не приносили решение суда. Заметим, оно почти всегда было обвинительным.

В 2014 году произошел первый случай открытого юридического конфликта полиции и музыкантов: задержали Максима Демидова, игравшего на Арбате. У него отобрали гитару и хотели забрать по этой самой статье, но Максим сердечник, у него стоит искусственный клапан, поэтому долго держать его не рискнули, вернули гитару и предложили отправиться на все четыре стороны. Максим обнаружил, что гитара повреждена. Он отказался ее забирать и подал гражданский иск на тех, кто его задерживал. Адвокат Виолетта Волкова, которая защищала Pussy Riot, Сергея Удальцова, многих задержанных во время политических протестов, согласилась представлять интересы Максима Демидова в гражданском процессе против полиции. По делу было проведено около 15 заседаний. Максим, конечно, проиграл, но полицейским пришлось ходить в суд и выступать в непривычной для себя роли ответчиков.

По версии музыкантов, именно это дело озлобило полицейских, и они начали мстить: массово «паковать» музыкантов за незаконную торговлю и оказание услуг. У них стали конфисковывать инструменты и держать их до оплаты штрафа в размере 2500 рублей. Осенью 2014 года в связи с этим прошел митинг уличных музыкантов. Весной 2015-го после очередного задержания с конфискацией и судом они нарисовали плакаты и вышли на одиночные пикеты, сняли ролики с заклеенными ртами «Арбат замолчал» и «Арбат арестован».

Одним из результатов этих акций стало приглашение музыкантов управой Замоскворечья. Им предложили четыре площадки, где они могут играть безбоязненно. Но тут вмешался неожиданный фактор в лице муниципального депутата. Его окна выходили на одну из этих площадок, и он направил все свои силы на борьбу с музыкой: пытался сам отбирать инструменты (за что и получил), вызывал полицию, которая пожимала плечами: управа разрешила, — и так далее.

Кроме того, появился проект легализации уличных музыкантов в метро, совместная работа Мосгортранса и британской школы дизайна. Предполагалось, что им выделят 15 площадок в метро и допустят туда 200 музыкантов. В итоге выделили 5 и пустили туда 30 человек, но и это было прогрессом.

Нас выжимают, и сил нет терпеть

Еще один фронт борьбы за уличную музыку — парки. Когда у Капкова не получилось легализовать музыкантов, он отправил их в парки, где они спокойно работали, но после его ухода с поста их начали оттуда гонять. Музыканты в ответ задумали акцию, однако власти решили сыграть на опережение. Департамент культуры распорядился давать разрешение на игру в парках, но на местах оно было понято своеобразно. Так, например, музыкант Андрей Смирнов подал заявления во все парки. Ему выделили место в парке Победы, но на его окраине, практически в лесу, где он должен был, подобно Франциску Ассизскому, играть местным птичкам и белкам. В ответ на его возмущение ему отвели другое место, тоже не слишком оживленное, и с условием: петь четыре раза в месяц и только военные песни…

История виолончелиста Семена Лашкина стала широко известна: Семен — музыкант с консерваторским образованием, участник шоу «Голос». А вот о том, что в тот же день, 20 июня, задержали музыканта Ивана Харьковского, не написал почти никто. У него тоже отобрали гитару и «комбик» (комбоусилитель) до суда, в суде сказали: «Нам не до тебя, приходи в сентябре», но в последний момент «сжалились» и присудили Ивану штраф 10 тысяч…


Фото: РИА Новости

Кому это надо

По словам Олега Мокрякова, уличного музыканта с 30-летнем стажем, лидера группы «Акулы», полиция деньги сейчас не вымогает, хотя раньше было разное. Он вспоминает, что на Манежной площади, открытой после реконструкции, им приходилось платить по 100—200 рублей наряду милиции. Иногда приходило милицейское начальство и устраивало показательное изгнание музыкантов с улицы. Например, один подполковник полиции выхватил из банки купюры и начал их рвать.

Сегодня у музыкантов вымогают деньги в основном охранники в подземных переходах. Олег пытается понять причины нынешнего интереса полицейских к музыкантам.

— На Никольской возможна политическая причина: близко к Кремлю, и полиция «зачищает» это место, чтобы чего-нибудь не вышло. На Арбате, скорее всего, музыканты мешают местному мелкому бизнесу, отнимают деньги, которые туристы могли бы принести им. Поэтому на Никольской обычно «винтят» за организацию массового одновременного пребывания (штраф 10 тысяч, одного музыканта оштрафовали повторно на 15 тысяч), а на Арбате — за незаконную торговлю (2,5 тысячи). Но главная причина в том, что у всех «ментов» в голове установка: как бы чего не случилось. Вокруг музыканта собирается толпа, то есть у него на участке возникает нештатная ситуация. И вместо того, чтобы разбираться, ему проще «зачистить» территорию. Эти «наезды» происходят волнами, сказать, когда будет очередная облава, — невозможно. Но она неизбежна, поскольку ни одного полицейского не привлекли за это к ответственности.

Музыканты сдаваться не собираются, готовят новые акции, обжалуют решения суда — недавно подали на обжалование Семен Лашкин и Иван Харьковский. Так что ждем очередных новостей с музыкально-полицейского фронта.

Ксения Кнорре-Дмитриева
корреспондент

Subscribe
promo novayagazeta октябрь 8, 08:01 15
Buy for 1 000 tokens
Убийство Анны Политковской: что сейчас с расследованием? Журналистка «Новой газеты» Анна Политковская была убита 14 лет назад в подъезде своего дома в Москве. 7 октября 2006 года киллер, поджидавший нашу коллегу, сделал четыре выстрела в упор, в том числе контрольный — в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments