«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Десантура и янки

«Русские стали агрессивно относиться к англоговорящим туристам» — читаю я у себя в новостной ленте. Моя соседка не удивляется: «Еще бы, с нынешней ситуацией… «Янки гоу хоум!» Друзей-американцев в столице у меня нет, а проверить хочется. Хотя, может, для этого нужен не американец, а эксперимент?

Сегодня я попробую на своей шкуре, каково это: быть иностранцем в России. Вот, к примеру, американцем, который решил погулять по центру Москвы и… нечаянно обнаружил свой телефон разряженным. Я — в свободных джинсах, майке, кепке, с рюкзаком за спиной. В руках туристическая карта Москвы. Меня зовут Сильвия, и я из штата Невада. Посмотрим, как москвичи и гости столицы помогут мне найти дорогу к улице Никольской, где меня ждет компания. «Hey! Excuse me, where is Nikolskaya street?» — таким вопросом с приветливой «американской» улыбкой я озадачиваю очередного прохожего на Красной площади.

«Смотрите, идите прямо, и там увидите слева ГУМ. Это большой такой серый магазин. Красивый, увидите его сразу. Поверните налево, и будет вам Никольская», — на английском объясняют мне молодые парни.

Пожилые русские женщины, услышав слово «Никольская», показывают мне дорогу языком жестов.

Шестнадцатый по счету прохожий достает телефон и прокладывает для меня маршрут в приложении, комментируя и на русском, и на английском. С улыбкой, вставляя припомнившиеся слова на английском, мне все искренне пытаются помочь.

И тут я вижу Настоящего Русского Парня. В майке, спортивных штанах и голубом десантном берете. Пару секунд я колеблюсь: подойти или лучше не стоит искать неприятностей со своим манерным английским? И все же…

— Excuse me, where is Nikolskaya street?

— Чё? — переспрашивает парень.

— Nikolskaya, — тихо повторяю я.

— Ща. Пацаны, идите сюда, тут дорогу спрашивают, — парень свистит, оглядываясь куда-то назад. К нему подходят пятеро таких же десантников. На секунду мне становится страшно. — Никольская улица, это ж где-то здесь. Знаете?

— Не, я там не был.

— Thank you… Goodbye, — лепечу я и отхожу.

Я гуляю по площади уже минут десять, подставляю лицо солнышку. Как вдруг:

— Девушка! Girl! Стойте! — Ко мне бежит тот самый десантник, с береткой и с телефоном в руке. — Нашли! Нашли Никольскую! Туда и потом туда, — показывает он мне путь рукой, а потом тычет в телефон. — Вот, смотрите сами.

Вот итог: ни один человек мне не нахамил, не крикнул в спину «янки гоу хоум!» и не посмотрел презрительно. Никто не упрекал меня в том, что все беды от Америки.

Экскурсовод Сергей из турагентства Launda комментирует результаты моего эксперимента: «Я работаю много лет, и никогда не замечал предвзятого отношения к англоговорящим».

То же говорит и гид в Citysightseeing: «Плохое отношение к американцам? Да вы смеетесь! На эту страну чуть ли не молятся, вон — у всех майки с флагами и английскими надписями. И конфликтов никаких нет, с чего вы взяли?! Хотя русские странно реагируют и на китайцев, и на немцев, и на африканцев!»

Парень из «Автобусных туров по Москве» рассказал, что с европейцами у него никогда не возникало проблем, но иногда неловкие ситуации бывают с туристами из стран Востока. «Девушки в платках и парандже вызывают у народа панику».

Да? Ну, в таком случае черная юбка в пол и платок помогут мне в следующем эксперименте.

На Красной площади я спрашиваю дорогу к той же улице — Никольской. На том же языке. Но какая неожиданность! Москвичи сторонятся меня и отводят взгляд, когда я приближаюсь к ним. Подхожу к молодой паре с ребенком — отец заслоняет маленькую девочку. Парни больше не улыбаются и не желают удачи. Все, что я получила, — сухие жесты в сторону Кремля. Один мужчина отмахнулся. А молодая девушка ушла со словами: «Нет, нет, нет».

В ответ на мою улыбку дружески кивают и улыбаются мои «земляки» с Востока и афроамериканцы. А европейцы откровенно пугаются моей одежды. Хотя ведь это не черная паранджа. Просто длинная юбка и хиджаб.

В платке очень жарко, и я решила передохнуть в ГУМе.

— Девушка, остановитесь, пожалуйста, — окликает меня полицейский.

— В чем дело? — растерянно спрашиваю я на внятном русском.

— Можно документы?

Я показываю паспорт. Около рамы с металлодетекторами меня просят открыть сумку.

— Это всего лишь меры безопасности, — пожимает плечами полицейский.

Но сколько таких «мер безопасности» придется пройти девушке из ОАЭ, пока она неделю гостит в России? На скольких улицах у нее будут спрашивать паспорт и сколько раз она позволит заглянуть в сумочку? И сколько раз из вагонов метро будут выходить люди, увидев ее черную паранджу?

Я уже шла к метро, как вдруг услышала у себя за спиной: «Смотри какая. Ух, бомба. Того гляди взорвется».

Смешно?

Лада Шамардина


Subscribe
promo novayagazeta 15:01, friday 2
Buy for 1 000 tokens
Премьера фильма «Новой» о «московском деле» — 11 декабря. Вспоминаем всех участников — суды продолжаются. Центральный разворот «Новой газеты» от 29 ноября посвящен фигурантам «московского дела» Кому уже вынесли приговор?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →