«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Category:

Как Дорогомиловский суд признал юридический факт госпереворота на Украине

Доклад Елены Лукьяновой.

Проблемы судебной системы наиболее ярко видны на примерах абсурдных судебных решений. Такие решения случаются в каждой стране. Например, судья, который постановил выплатить 2,9 млн долларов компенсации старушке по имени Стелла Либек («горячей» бабуле) — за то, что она, обедая в MacDonald’s, вылила на себя стакан кофе, а ее не предупредили о том, что горячий кофе может быть опасен для здоровья, вошел в историю судебной системы США как автор самого идиотского судебного вердикта. Вопрос лишь в частоте и в количестве подобных правовых эксцессов. Когда они перестают быть случайностью и становятся закономерностью. Потому что количество однажды переходит в качество. Похоже, что в нашей стране эти качественные изменения уже случились.





Елена Лукьянова. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»



Посмотрим на динамику 2016 года. Мартовское решение о приравнивании компьютерной мыши к орудию преступления «с ее конфискацией и последующим уничтожением», которое претендовало на абсолютного лидера самых абсурдных прецедентов отечественной правоприменительной практики, очень быстро перестало быть таковым.

Потому что в ноябре было «переплюнуто» решением Ульяновского районного суда Ульяновской области по делу № 2а-685/2016, которым россиян, уже огражденных от присутствия хамона на прилавках магазинов, оградили и от информации о нем. «В целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» судья Эльмира Касымова внесла в реестр запрещенной информации «Роскомнадзора» сайт «хамон-шоп».

А еще через месяц, 27 декабря, появился новый шедевр — судья Анна Шипикова озвучила решение Дорогомиловского районного суда города Москвы по заявлению экс-депутата Верховной рады Украины Владимира Олейника, в котором в качестве факта, имеющего юридическое значение, признала государственным переворотом события на Украине в феврале 2014 года.

И это только «самые-самые». Это то, что на поверхности. И несть им числа…

Можно, конечно, махнуть рукой и сделать вид, что мы ничего не видим и не слышим. Можно ждать, когда это все дойдет до абсурда и само по себе развалится. Но, по-моему, пора выводить на чистую воду всю эту юридическую абракадабру и доносить ее истинное содержание до сведения основных потребителей отечественного правосудия — до граждан. Чем лучше они будут понимать, что происходит, тем быстрее придут к мысли о необходимости наведения порядка.

С этой точки зрения декабрьский процесс в Дорогомиловском районном суде, безусловно, показателен и прецедентен. Не было еще случая, чтобы иностранный гражданин пытался признать в районном российском суде юридический факт государственного переворота в другом государстве. Поэтому шедевральное творение судьи Шипиковой заслуживает того, чтобы быть подробно проанализированным. Хотя бы затем, чтобы в будущем войти в учебники в качестве примера того, как нельзя выносить судебные решения.





Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»



О стилистике судебного решения

Обычно судебные решения сухи и трудночитаемы для простых потребителей печатного слова. Российские судьи отнюдь не являются поклонниками высокого литературного стиля. Не является его поклонником и судья Шипикова. Достаточно взглянуть на результаты ее повседневного судейского труда, находящиеся в открытом доступе. Но в решении по Украине Анна Геннадьевна превзошла самое себя. Это решение не просто великоречиво. Оно изложено в лучших традициях советских партийных газет, отчетных докладов партфункционеров и телепередач с разоблачением буржуазных схоластов.

Чего тут только нет, имея в виду литературные изыски! Например, политическая лирика о существовании «особых семейных, глубоко личных национальных связей между российским и украинским народом», который «не может оставаться равнодушным к страданиям братского народа». Или милые пропагандистские клише о «глумлении украинской власти и поддерживающих ее экстремистских сил над невинными жертвами», о «фактах развязанной действующими властями Украины войны против собственного народа». То есть стилистика точно по законам жанра. Во всем этом цветистом словоблудии не хватает лишь лозунга о прогрессивном человечестве, задыхающемся в хищных когтях империализма. Надо ли говорить об отсутствии в этом какого-либо юридического смысла?

Самым изысканным пропагандистским шедевром является следующее утверждение: «Между тем в результате подготовки и осуществления государственного переворота на территории Украины отсутствует признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи; основы свободы, справедливости и всеобщего мира умаляются; происходят варварские террористические и экстремистские акты, которые возмущают совесть человечества; имеют место преследования, пытки и убийства по политическим мотивам и мотивам национальной розни; права человека властью закона не охраняются и дружественные отношения между народами не развиваются; происходят тирания и угнетение несогласных; отсутствует всеобщее уважение и соблюдение прав человека и основных свобод». Оцените риторику в сравнении с обычными постными судебными решениями! Тут вам и человеческая семья, и варварство, и возмущенная совесть, и угнетение несогласных.

Особенно восторгает то, что все эти высокопарные литературные кружева вплетены судьей в шаткое юридическое сооружение с помощью копипаста из речи в судебном заседании бывшего заведующего отделом Черкасского горкома компартии Украины, выпускника Одесской партийной школы, заявителя Владимира Олейника.





Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»



Об участниках процесса

По-видимому, именно для того, чтобы отмести упреки в одностороннем рассмотрении дела, заинтересованные лица для участия в нем были заранее определены. Это министры иностранных дел Германии, Франции и Польши, а также бывший и нынешний президенты Украины. Понятно, что шансов «заполучить» в судебное заседание подобных ВИПов – попытка изначально авантюрно-наглая и заведомо провальная. Уверение суда о том, что все эти лица были «должным образом уведомлены», звучит лукаво. Заявление Олейника датировано 16 ноября, к рассмотрению дела суд приступил 15 декабря. Уложиться с «должным оповещением» за месяц невозможно. Практика работы в отечественных судебных процессах с участием иностранцев показывает, что при наличии таковых и при необходимости их действительно должного уведомления заседания назначаются никак не раньше трех месяцев с момента проведения предварительных слушаний, поскольку уведомление иностранных участников осуществляется через Минюст и МИД, а это совсем не быстрая процедура.

Зато как красиво звучит — заинтересованные лица уведомлены должным образом! Мы их типа не ждали, слушать не собирались, но соблюли все формальности.

Поэтому заинтересованное лицо в процессе осталось только одно — беглый президент Украины Виктор Янукович. Свидетелями по делу выступили такие же, как он беглые бывшие украинские чиновники: премьер-министр Н.Я. Азаров, глава администрации президента А.П. Клюев, министр внутренних дел В.Ю. Захарченко, руководитель СБУ А.Г. Якименко, генеральный прокурор В.П. Пшонка, и.о. премьер-министра С.Г. Арбузов, лидер киевского Антимайдана А.В. Зинченко. Естественно, все они были заинтересованы в определенных выводах суда и имели одинаковый взгляд на произошедшие события. И хотя закон не позволяет использовать в качестве доказательств показания заинтересованных свидетелей, а свидетели не обладают процессуальным правом что-либо «оценивать», судья приняла во внимание «оценку свидетелями событий, происшедших в Киеве в феврале 2014 года как государственный переворот».

На основе этой оценки и без учета мнения какой-либо другой стороны она за час, проведенный в совещательной комнате, «по своему внутреннему убеждению, основанному на исследовании имеющихся в деле доказательств, признанных ею достоверными», вынесла решение и создала пятнадцатистраничный документ, в котором сделала вывод о «множественных фактах грубых и вопиющих нарушений Конституции Украины в ходе насильственной смены власти на Украине в феврале 2014 года».





Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»



Об «экспертах»

Кроме показаний и оценок заинтересованных свидетелей в основу «внутреннего убеждения» судьи Шипиковой были также положены заключения специалистов, представленные заявителем Олейником. В решении суда этому посвящена всего одна строчка, и можно было бы не обращать на нее внимания. Тем более что специалист не является участником судебного разбирательства, а его консультации, как устные, так и письменные, не могут быть доказательствами по делу. Но зная, какая проблема существует в отечественном правосудии с недоброкачественными и зачастую непрофессиональными экспертными мнениями, почему-то очень захотелось узнать, кто эти люди. Итак, специалистов, заключения которых приобщены к материалам дела, двое. Это некто В.С. Котельников и Н.Н. Крюкова. Если это известные эксперты, на мнение которых можно положиться, предположила я, о них обязательно должно быть хоть какое-то упоминание в информационном пространстве. И вот что нашлось.

Полных тезок экспертов В.С. Котельниковых оказалось двое. Это, во-первых, судмедэксперт, видимо, с Дальнего Востока, занимающийся определением пола по метрическим признакам черепа при помощи электронных таблиц, и другими судебно-медицинскими вопросами. Так что он, скорее всего, отпадает. Второй В.С. Котельников — действительно известный эксперт, но… в области промышленной безопасности. Он — генеральный директор ОАО «НТЦ «Промышленная безопасность» и председатель комиссии Общественного совета при Ростехнадзоре по экспертизе промышленной безопасности. Вряд ли кто будет спорить, что промышленная безопасность является одной из составляющих безопасности государства. Но давать лингвистические заключения о высказываниях участников киевского Майдана на предмет наличия в них «призывов к насильственному захвату государственной власти и выражения готовности к совершению такого захвата» (по выражению суда) он вряд ли может, поскольку в любом случае должен обладать специальными знаниями по задаваемым вопросам.

Можно, конечно, допустить, что существует еще какой-то специалист В.С. Котельников. Котельниковых много. Но никаких иных, в том числе в реестре судебных экспертов, обнаружено не было.

Еще интереснее личность «специалиста» Н.Н. Крюковой. Вот что говорит о ней сайт «Авторы некомпетентных экспертиз»: «Крюкова Наталья Николаевна — математик из института культурологии РАН. Часто участвует в скандальных делах вместе с коллегой Батовым В.И. Будучи по специальности математиком, свободно проводит и подписывает лингвистические и психолого-лингвистические экспертизы, определяя в текстах экстремизм». Вот тут мы, видимо, угадали. Это она. В такой ситуации остается только руками развести, потому что отвод подобным знатокам в порядке статьи 18 ГПК в силу отсутствия в процессе какой-либо иной стороны, кроме заинтересованной, заявить было некому.





Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»



О юрисдикции

Понимая, что при рассмотрении российским судом событий на Украине самым труднодоказуемым будет вопрос о юрисдикции, суд остановился на нем отдельно. Но ему, увы, не удалось достойно преуспеть в решении этой непростой задачи. Расплывчатость юрисдикционных пассажей решения во имя придания им хоть какой-то наукоприемлемости поражает воображение. Чего тут только не притягивается «за уши»! Например, цитируется преамбула российской Конституции и из этого внезапно делается вывод об особом правовом интересе (новый термин в теории права!!!) к защите нынешних и будущих поколений украинцев со стороны братского народа. Хотя решение суда вынесено Именем Российской Федерации, то есть государства, а не народа, от имени которого пока еще никто не уполномочивал выступать суд.

Далее судья пускается в рассуждения о действующем российском законе «О противодействии экстремистской деятельности». Но в процессе цитирования, видимо, опять-таки вследствие неудачного копипаста, выясняется, что речь в законе идет только об экстремистских деяниях на территории России, что экстремистским деянием признается «насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации и нарушение целостности России», а не изменение конституционного строя иностранного государства. Следующий за этим рассказ об украинских экстремистских группировках, проникающих на территорию России, о признании этих организаций экстремистскими и о запрете их деятельности тоже никак не вписывается в логику рассуждений о юрисдикции. Но у Дорогомиловского суда логика другая. Из этих слабых и неубедительных посылок он делает безапелляционный вывод о том, что юридическое значение государственного переворота, имевшего место в Украине в феврале 2014 года, выходит за пределы территории Украины и непосредственно затрагивает вопросы национальной безопасности Российской Федерации, а также основополагающие права и свободы человека и гражданина, что обусловливает юрисдикцию российского суда по данному вопросу.

После этого судья зачем-то начинает размышлять о Федеральном законе «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации». Похоже, только затем, что, наконец, нашлось подходящее ей по тематике слово в названии российского закона. Хотя закон этот если и имеет отношение к правам заявителя Олейника, то только по вопросам какого-нибудь имущества на Украине, о котором в его заявлении нет ни слова. Но это, видимо, не важно. Гораздо важнее было зафиксировать в решение суда невозможность предоставления иммунитета от российского правосудия украинским должностным лицам, в том числе президенту Украины Петру Порошенко. Зачем это нужно и какое это имеет отношение к юрисдикции и к делу Олейника — ответа нет.

Зато есть простой и однозначный вывод — «российская юрисдикция в деле об установлении юридического факта госпереворота на Украине подлежит признанию и должна уважаться всем мировым сообществом в силу особых межличностных и семейных связей между российским и украинским народом, составляющим единую историко-культурную общность». Вот просто так — подлежит и должна признаваться. Потому что перепендикуляр! И не важно, что все это не имеет никакого отношения и к юридическим фактам, связанным с защитой личных неимущественных прав обратившегося в российский суд гражданина Украины.




ПРОДОЛЖЕНИЕ



Subscribe
promo novayagazeta october 8, 08:01 15
Buy for 1 000 tokens
Убийство Анны Политковской: что сейчас с расследованием? Журналистка «Новой газеты» Анна Политковская была убита 14 лет назад в подъезде своего дома в Москве. 7 октября 2006 года киллер, поджидавший нашу коллегу, сделал четыре выстрела в упор, в том числе контрольный — в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments