«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Поднявшаяся целина

Краснодарские фермеры оторвались от земли, которую отбирают суды. «Тракторный марш» продолжается в СИЗО.

Что должен уметь фермер? Пахать землю, сеять, убирать урожай, хранить урожай, продавать урожай. Что должен уметь краснодарский фермер? Пахать землю, сеять, убирать урожай, хранить урожай, продавать урожай, а еще — ​детально знать Земельный, Гражданский, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, уметь общаться со следователями и судьями, быть готовым к обыску и заключению под стражу. Если север России — ​зона рискованного земледелия, то юг — ​зона аномального.

Краснодарские фермеры громко заявили о себе во время тракторного марша на Москву, который доехал только до Ростовской области и был остановлен полицейскими — ​борцами с экстремизмом. Был и второй тракторный марш, не получивший такой медийной поддержки. Но, съездив к краснодарским фермерам, я понимаю теперь, что у них просто не было другого выхода, а главное, что ситуация для них не изменилась — ​вернее, уж точно она не изменилась к лучшему. Так что же могло заставить простого кубанского мужика, максимально далекого от любой политической повестки, сесть за руль трактора и вывести его не в поле, а на федеральную трассу?



Фермер Олег Петров на своем тракторе во время трактора марша, август 2016 года. Фото Анна Артемьева / «Новая газета»

Впервые я увидела фермера Олега Петрова в суде. Он сидел в клетке, изредка улыбался друзьям и явно не верил, что меру пресечения ему могут изменить с содержания под стражей на домашний арест.

Весна в СИЗО для фермера, наверное, особенно тяжелое испытание, ведь весной нужно не сидеть без дела, а засеивать поля. В этом году САМ Олег ничего толком посеять не успел, но его поля засеяны, помогли друзья-фермеры и супруга. Под домашним арестом, впрочем, тоже не развернешься, тем более что сразу после выхода «на свободу» он получил новое уведомление о возбуждении в отношении него очередного уголовного дела.

«25 мая 2017 года в отношении вас возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, по факту фальсификации доказательств по гражданскому делу». Уведомление семья Петровых получила от старшего следователя следственного управления следственного комитета по Краснодарскому краю Д.И. Завгороднего.

В жизни типичного краснодарского фермера это с некоторых пор неприятное, но заурядное событие, как, например, крупный град. Правоохранительные органы давно и основательно включились в историю освоения кубанской земли. Вкратце она такова: фермеры попытались оформить земельные паи, фермеры судились за свои паи, фермеры отбивались от рейдеров, после чего фермеров обвиняют в преступной деятельности.

Дело Любови Никишовой



Любовь Никишова на своей пасеке. Фото Анна Артемьева / «Новая газета»

Любовь Никишова — ​хрупкая женщина, и это не клише, она весит 48 килограммов. А статья у нее не экономическая, как можно подумать. Любовь Никишову подозревают в вооруженном нападении. Вооружена она была топором. Поэтому подозревается не только в нанесении телесных повреждений, но и в угрозе убийством.

Живет Никишова в Новосельском, хутор Каспаровский. Раньше в Новосельском было пять домов, но в 2010 году Каспаровский попал в программу развития малых хуторов. В 2013 году развивать хутор зашел Кущевский строительный комбинат КСК‑7. «Нам перекрыли дорогу шлагбаумом, отрезали электричество, демонтировали скважину с водой и начали копать карьер, — ​рассказывает Любовь. — ​Всех начали принуждать продавать дома, так остался только мой дом один тут. А у нас 12 курганов бронзового периода на 108 гектарах, два уже уничтожены, недавно еще один вскрыли».

Туго пришлось не только курганам. Сейчас хутор Каспаровский состоит из дома Никишовой и комбината. Воду на хутор теперь возят машинами и вручную заливают в водокачку — ​этого Никишова добилась от главы поселения. Специально для Никишовой поставили трансформатор, сделали объездную тропу к дому. «На общем собрании с главой поселения и КСК‑7 с жителями хутора договорились так: комбинат выкупает дома с участками, а глава поселения предоставляет жителям новые земельные участки бесплатно неподалеку под строительство. Люди тратят деньги на строительство нового дома на новом месте и, пока оно не завершено, — ​не выписываются из старых домов, — ​рассказывает мне Никишова. — ​Все четверо моих соседей почти одновременно оформили договора и продали свое жилье. Но не КСК‑7, а некоему человеку с фамилией Изюмкин. За соседний дом заплатили всего 60 000 рублей, их запугивали, давили на них. Через месяц после заключения сделок все дома снесли бульдозерами. Я звонила на работу соседям, сказать, что их дом рушат, они были в шоке. Выписаться они так и не успели. Живут по друзьям и знакомым. Летом собираются поставить на участке вагончик на колесах, чтобы не снесли («будем откатывать его туда-сюда»). «Это ваши проблемы. Вы же все подписали», — ​сказал глава. И предложил людям новые участки выкупать на аукционе. Цена — ​около 250 тысяч за 15 соток».



Соседи Никишовой – Геннадий Ковылин и Светлана Жуковина на развалинах своего дома. Фото Анна Артемьева / «Новая газета»

Одновременно суд признал незаконным право собственности на землю и дом самой Никишовой. Любовь сегодня пытается это решение оспорить. У нее, по крайней мере, есть дом, хоть и «незаконный». От забора до карьера КСК 200 метров. С забора и началось ее уголовное преследование.

«22 июля 2016 года ко мне на участок перелез мужик. Это сейчас я понимаю, что он был провокатор, — ​вспоминает Никишова. — ​На улице в машине сидел другой, с видеокамерой. Я стала лазутчика прогонять, а он меня ударил, я упала. Сосед Юра, он за картошкой пришел, начал орать. Больше ничем не мог помочь, потому что был в гипсе. Я схватила то, что было под рукой, а это оказался топор, мужик попер от меня к калитке. Я выскочила из ворот, достала электрошокер. И тут он и второй, который сначала в машине сидел, начали лупить меня ногами. Я кричала, на крик выбежали соседи и остановили их. Я вызвала скорую, сняла все побои, написала заявление по факту нападения на меня, но мне отказали в возбуждении уголовного дела. Зато по их заявлению в отношении меня было возбуждено уголовное дело по статье «угроза убийством и нанесение телесных побоев». У них есть видео, где я с топором ору на одного из них: «Зачем забор сломал?»

Вот почему 23 августа 2016 года, когда фермеры собрались на тракторный марш, Никишова решила присоединиться. Тогда она смогла рассказать замполпреда президента в ЮФО Беляку, как ее хутор уничтожают. Но это не помогло. Никишову заключили под домашний арест. «Меня отправили в соседнее село Глубокое, по месту прописки. На моем хуторе не дали находиться, а там у меня мама, больная онкологией. В суде сказали, что матери не нужен уход. Я провела три месяца под домашним арестом, написала три жалобы, потом по одному из центральных каналов про меня вышел сюжет, и домашний арест заменили на подписку о невыезде».



Любовь Никишова с домашней птицей. Фото Анна Артемьева / «Новая газета»

Мама умерла 2 апреля, сама Любовь до сих пор под уголовным делом, два месяца назад начался суд, адвоката сейчас нет, потому что нет денег, а в такую даль бесплатно никто не поедет. Но Любовь борется за свой хутор, где еще живут овцы, две коровы, куры, гуси, поросята, а также есть маленькая пасека. Никишова сажает картофель, огурцы, помидоры на 35 сотках плюс два земельных пая в аренде (это чуть больше 12 гектаров), на которых она и фермерствует, благодаря которым выживает.

«Вот скажите сами, что скорее случится: они меня грохнут или мой дом сползет в котлован? — всерьез спрашивает Любовь. — ​Мне бы добиться одного приема прокурором края, может, тогда все изменится».



Любовь Никишова и котлован. Фото Анна Артемьева / «Новая газета»

Не так давно общественное движение «За права человека» добилось встречи с прокурором края, что, впрочем, особых результатов не принесло.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe
promo novayagazeta 21:29, wednesday 16
Buy for 1 000 tokens
Коронавирус показал всю глубину демографической ямы, в которой мы оказались. Последние данные демографической статистики подтверждают худшие опасения: ситуация резко ухудшается. Численность постоянного населения Российской Федерации, по оценке Росстата, сократилась в январе–августе 2020…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments