«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Познер — на все времена…

В конце телесезона телевизионщики уходят кто куда

Известно: Бог троицу любит. И хотя телевизионщики ходят совсем под другим «богом», правило это оказалось применимо и к ним. Сразу три программы приказали долго жить — в один и тот же воскресный вечер и практически в один и тот же час.

Последнее воскресенье Толстого некоторым образом удивило. Его-то за что? В отличие от своего могучего предка, г-н Толстой-младший на разные гуманистические штучки не разменивался, служил Отечеству добросовестно и даже рьяно, ловко ввел в стилистику информационного вещания новейшего времени эпитеты эпохи классовой борьбы, клеймя всяких «несогласных» словами «мерзавцы», «подлецы», «провокаторы»… Однако ж, несмотря на это, «Воскресное время» вместе со столь доблестным и полезным ведущим покидает эфир Первого канала. По официальной версии, Петр Толстой уходит на новый проект. По неофициальной — в сторону леса. То есть с ТВ вообще. Кстати, судя по рейтингам, аудитория не слишком-то жаловала итоговую программу Первого канала, а следовательно, была без радости любовь — разлука будет без печали.



Печаль настигла тем же воскресным вечером тех зрителей, которые привыкли подводить итоги недели с Вадимом Такменевым и его командой на НТВ. Их «Центральное телевидение» многие ждали всякий раз как в последний, гадали: выйдет — не выйдет, о чем расскажут подробно, а на что лишь намекнут, и дойдут ли самые ударные сюжеты до европейской части страны, или, как случалось, их вырежут после эфира на Дальний Восток и Сибирь (традиции старого Центрального телевидения, всегда имевшего в виду прежде всего одного зрителя, исконно проживавшего в столице нашей необъятной Родины, исподволь утвердились и в наше время, но создатели нового «ЦТ» здесь ни при чем). Лучшие, а также не прошедшие на Москву сюжеты потом выкладывались в сети, привлекая дополнительную аудиторию, давно уже махнувшую рукой на эфирное ТВ как источник информации.

И вот, завершая последний воскресный выпуск, Вадим Такменев произнес: «Это было «Центральное телевидение». Спасибо за то, что все это время вы нам доверяли… Надеюсь, увидимся». А это означает, что «Центральное телевидение», каким мы его знали и любили, покидает эфир НТВ. По версии телекомпании, его, как и весь воскресный вечер НТВ, ожидает переформатирование. Надежда, конечно, умирает последней, но опыт, сын ошибок трудных, подсказывает, что лучшее — враг хорошего, и после переформатирования мы увидим нечто совсем другое. Если вообще увидим.

«Так не договаривались». Рубрика с этим названием появилась недавно в программе «Парфенов–Познер» на телеканале «Дождь». И именно в ней под занавес последнего воскресного выпуска Парфенов спросил партнера и коллегу: «Вы в отпуск во Францию поедете? А вообще вы задавали себе вопрос: «Сколько еще я, урожденный француз, буду жить в России, а не во Франции, где я дома и где мне все понятно?» Владимир Познер повторил то, что не раз говорил прежде: «В тот день и час, когда я не смогу больше работать, я уеду домой…» И тут же сообщил пренеприятнейшее известие: программа «Познер–Парфенов», которой всего-то без году неделя — два месяца то есть, — не просто уходит в отпуск до осени, как уходят сейчас многие, а перестает существовать. «Я это говорю без всякой радости», — заметил мэтр отечественного ТВ. И пояснил, в чем дело: «Руководство Первого канала поставило передо мной выбор: либо я делаю программу на Первом канале, либо я делаю программу на «Дожде». В принципе, такая постановка вопроса существует в мире. Мало кому разрешается работать на двух каналах. Выбор я сделал. Я остаюсь на Первом канале со своей программой «Познер». «А что, были нарекания со стороны Первого канала?» — поинтересовался Парфенов. «Один раз, — сознался Познер. — Когда Навальный на «Дожде» сказал — вы же меня не приглашаете на Первый канал, я сказал: мне не дают. Ну, и мне сказали: как же вы в своей программе на другом канале критикуете Первый канал?» Со словами «Было очень приятно», он пожал руку Парфенову и… был таков.

Несколько дней спустя Леонид Парфенов очень коротко и сдержанно прокомментировал произошедшее в своем блоге. Он напомнил, что к очередному юбилею старшего товарища снял когда-то фильм, который в эфире прошел под названием «Ведущий», а в авторском варианте назывался «Познер на все времена». И поблагодарил напоследок: «Спасибо вам еще раз, Владимир Владимирович. У нас были богатые полсезона: «Вы в образе Пикассо во второй серии «Глаза божьего» и воскресенье на «Дожде»… И будем жить долго!»

В общем, Парфенов, как тот англичанин из анекдота, уходит, не прощаясь, но… в никуда. А Познер, как урожденный француз, прощается, но не уходит. Остается на родном Первом канале. Помнится, правда, как он же обещал: мол, если мне не дадут позвать в свой эфир того, кого я хочу, я уйду. И уеду в Баден-Баден, во Францию то есть, поскольку (читай выше) не смогу больше работать. Но раз уж сам Медведев гарантировал ему право звать в эфир кого угодно и даже взялся лично поспособствовать явке на его программу функционеров «Единой России» и членов кабинета министров, то с отъездом можно пока повременить. Разве что в отпуск, но это — святое.

Появившись в понедельник в своей именной авторской программе, Владимир Владимирович все же попрощался и со зрителями Первого канала… до осени. А подводя итоги года, который охарактеризовал как «сложный и противоречивый», признался: «И я подвергся немалой критике. И хотел бы вновь повторить слова Авраама Линкольна: я буду делать все, что я могу, пока я могу. И если в конце окажется, что я все же был прав, все слова моих критиков и недругов не будут значить ничего. Если же итог будет иным, то хор ангелов, поющих мне славу, тоже ничего не изменит».

Одним словом, «Дождь» покапал и прошел. Точнее, «Дождь»-то идет, слава богу, только над Владимиром Владимировичем теперь не каплет. «Прощай, и ничего не обещай, и ничего не говори» — вспомнились слова популярной советской песни. Действительно, уж лучше ничего не обещать и ничего не говорить, коль воскресенья (см. блог Парфенова) не будет. Интересное оно, это ТВ: правоверного Толстого убирает, с либеральным Такменевым пока ничего неясно. И только Познер, как остроумно подметил Леонид Парфенов, — на все времена. И ни хула недругов, ни хор ангелов ничегошеньки не изменят. Особый талант. Вечная наша ценность.

Ирина Петровская



Subscribe

  • Беспризорники. 65+

    Старые, одинокие и теряющие разум. Общество их не видит. В России около 7 миллионов одиноких стариков. Сколько из них дементных —…

  • Ковид не пройдет. И не проедет!

    Путешествие «Новой» в районы Курской области, которые губернатор пригрозил оставить без дотаций на дороги. Губернатор Курской…

  • Ваш суд нашему суду не указ

    Как гуманитарный фонд-иноагент, помогающий людям, употребляющим наркотики, пытается доказать, что не занимается политической деятельностью.…

promo novayagazeta september 27, 22:29 18
Buy for 1 000 tokens
В Крыму поставили памятник Дзержинскому. Публикуем письма писателя Ивана Шмелева о поисках собственного ребенка в 1920–1921 годах. Писатель Иван Шмелев с женой Ольгой и сыном Сергеем 12 сентября в Симферополе по инициативе ФСБ открыли памятник Феликсу Дзержинскому, главе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Беспризорники. 65+

    Старые, одинокие и теряющие разум. Общество их не видит. В России около 7 миллионов одиноких стариков. Сколько из них дементных —…

  • Ковид не пройдет. И не проедет!

    Путешествие «Новой» в районы Курской области, которые губернатор пригрозил оставить без дотаций на дороги. Губернатор Курской…

  • Ваш суд нашему суду не указ

    Как гуманитарный фонд-иноагент, помогающий людям, употребляющим наркотики, пытается доказать, что не занимается политической деятельностью.…