«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Чистое золото

В Пхенчхан нужно ехать, чтобы доказать: медали высшей пробы наши спортсмены могут получать и без подмены проб.

То, что на Олимпиаду в Пхенчхан ехать надо в любом качестве, и без заявления Владимира Путина было понятно. Международное олимпийское движение без России потеряет много, но Россия в изоляции потеряет гораздо больше — ​на годы и десятилетия вперед. Решение Международного олимпийского комитета, каким бы несправедливым оно ни казалось, опровергать поздно. Но тут важно, что дверь с надписью «Олимпиада» плотно не закрыта. Есть шанс поехать — ​пусть не у всех, но у многих спортсменов. То, что они окажутся в трудной ситуации, неизбежно. Тем ценнее будет каждая завоеванная ими в честной борьбе медаль, тем большего уважения будет заслуживать каждое достойное выступление. Это надо не для власти, не для сиюминутного удовлетворения амбиций и ни в коем случае не для сведения счетов с обвинителями — ​это надо для того, чтобы сохранить достоинство. И остаться в игре — ​даже ценой потерь.



Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Решение МОК от 5 декабря


  • Пригласить российских спортсменов индивидуально при соблюдении строгих условий. Они смогут участвовать в индивидуальных и командных соревнованиях под именем OAR — ​Olympic Athlete from Russia.

  • Запретить пребывание в Пхенчхане чиновникам Минспорта РФ.

  • Отстранить пожизненно экс-министра Виталия Мутко и его заместителя Юрия Нагорных от всех будущих Олимпиад.

  • Вывести экс-председателя орг­комитета «Сочи‑2014» Дмитрия Чернышенко из координационного совета Олимпиады‑2022 в Пекине.

  • Приостановить членство в МОК президента ОКР Александра Жукова.

  • Оставить за собой право налагать санкции на других должностных лиц.

  • Обязать Россию возместить расходы на расследования «допингового дела» в размере 15 миллионов долларов.

  • Восстановление Олимпийского комитета России в правах возможно только в том случае, если все условия будут соблюдены как спортсменами, так и должностными лицами.

Российский спорт окунули физиономией в зловонную лужу, оставшуюся после «лучшей в истории» сочинской Олимпиады. Исполком Международного олимпийского комитета в Лозанне принял решение приостановить членство в организации Олимпийского комитета России и отстранить от участия в Играх в Пхенчхане сборную страны. Российские спортсмены могут быть допущены к Играм в индивидуальном порядке в качестве нейтральных участников, и лишь при соблюдении ряда условий, основное из которых — ​отсутствие нарушений антидопинговых правил. Под олимпийским запретом оказались государственная символика и гимн России, что вызвало целый ряд резких заявлений.

Разгоревшийся было огонь дискуссии между патриотически настроенной частью российского общества, категорически отвергающей унизительные требования, и сторонниками участия в Олимпиаде менее через сутки слегка пригасил президент РФ Владимир Путин. Выбирая между разочарованием части своего электората и попыткой сохранить позиции российского спорта на международной арене, Путин выбрал второе: «Мы, вне всякого сомнения, не будем объявлять никакой блокады. Не будем препятствовать нашим олимпийцам принимать участие». После чего ряды ярых противников «капитуляции» как-то резко уменьшились, а намеченное на 12 декабря олимпийское собрание, к его облегчению, окажется избавленным от мучительного выбора.

Правда, подчиниться требованиям МОК — ​мало. Придется биться за каждого возможного участника и решать задачу со многими неизвестными. Критерии допуска до конца непонятны, расследование той же самой комиссии Дениса Освальда далеко до завершения, МОК оставляет за собой право новых дисквалификаций, два десятка пожизненно отстраненных от Олимпиад спортсменов подали иски в Спортивный арбитражный суд, а до старта Олимпиады всего два месяца. После того как специально созданный орган просеет возможных российских участников, как минимум половина лидеров может оказаться за бортом. Еще сложнее и запутаннее ситуация с тренерами, врачами, обслуживающим персоналом — ​если они имели отношение к спортсменам, уличенным в употреблении запрещенных препаратов или даже попавшим под подозрение. Может получиться так, что сопровождать спортсменов, получивших статус «олимпийских атлетов из России», окажется просто некому.

Ничего еще окончательно не решено. По мере того как будет осуществляться процесс отсеивания, дискуссия о смысле усеченного участия в Играх может вспыхнуть с новой силой. Ясно только, что беспрецедентный для истории олимпийского движения вердикт с отстранением страны за нарушение антидопинговых правил обжалованию не подлежит.

Временно лишенному статуса члена МОК президенту ОКР Александру Жукову все-таки пришлось принести извинения в ходе своего выступления перед членами исполкома. Не Жукову бы это надо было делать, и не сейчас, а гораздо раньше. Так или иначе, уже было поздно. Самуэль Шмид как глава независимой комиссии, расследовавшей степень государственного участия в допинговой «афере века», пригвоздил Россию фразой, что с манипуляциями подобного масштаба раньше встречаться не приходилось. А глава МОК Томас Бах подтвердил, что доклад комиссии «четко выявляет беспрецедентный ущерб, нанесенный олимпийскому движению. За каждую ошибку нужно нести наказание. Все систематические манипуляции были выявлены».

Принятые санкции соответствовали настрою. Пожизненно отстранили от Олимпиад экс-министра спорта Виталия Мутко, из состава координационной комиссии Олимпиады‑2022 в Пекине исключили экс-главу оргкомитета «Сочи‑2014» Дмитрия Чернышенко. Спортивным чиновникам не предоставят аккредитаций на посещение Игр в Пхенчхане. В качестве компенсации издержек на расследования ОКР обязали выплатить 15 миллионов долларов. Грандиозный подлог со стороны российских манипуляторов во время проведения сочинской Олимпиады посчитали полностью доказанным, но больнее всего для страны могло стать не перечисление пунктов наказания, а осознание того, что нам врали все последующие после Сочи‑2014 годы.

Конечно, упредить главный удар было можно и нужно, но чиновники от спорта, похоже, вообще плохо себе представляли, что отвечать все-таки придется. Обвинение, в подавляющем большинстве базировавшееся на показаниях, переписке, разного рода данных и даже дневниках беглого информатора Григория Родченкова, далеко не безупречно, особенно с юридической стороны. Но в России не нашлось никого, кто бы смог грамотно воспользоваться относительной слабостью отдельных аспектов расследования. Из косвенных доказательств, лабораторных исследований, анализа переписки, намеков, подозрений и логических выводов оказалась сплетена очень прочная сеть. Позиция российской стороны, все это время отрицавшая какую-либо причастность к манипуляциям с допинг-пробами, ничего, кроме обратной реакции, не вызвала.

Ни одного подтверждения сговора спортсменов с манипуляторами комиссия Освальда не получила. Все дисквалифицированные атлеты с гневом отвергают какие-либо допинговые контакты с тем же Григорием Родченковым или его подельниками. Но если «коктейль» был, то кто-то его передавал вместе с инструкциями — ​одного этого достаточно для включенности спортсменов в преступную цепочку. Не хватает признаний, но кто добровольно обречет себя на изгойство?

Возможно, когда-нибудь обвинения, отлитые в чеканные формулировки решения исполкома МОК, будут подтверждены дополнительными и не оставляющими никаких сомнений свидетельствами грандиозного подлога, вызванного единственным желанием чиновников выслужиться. Это, уверен, лежит в основе сочинской аферы, которая и привела к невиданной для российского спорта репутационной потере. То, что комиссия Шмида не нашла фактов вовлеченности в схему высшего руководства страны и, соответственно, прямого государственного участия, отнюдь не означает, что политика государства в области спорта не подталкивала махинаторов к действию.

Григорий Родченков, кстати, заявил, что его покаяние — ​в его разоблачениях.

Томас Бах категорически отверг наличие политической составляющей при принятии решения. Но понятно, что политический фон не мог не сыграть своей роли. Если бы не было Крыма и Донбасса и всего, за этим последовавшего, если бы Россия оставалась хотя бы в нейтральном партнерстве с ныне недружественными странами, то дело о российском допинге не приобрело бы вселенского масштаба. Может, и у самих мошенников дрогнула бы рука.

А так история идеально сработала на дополнение образа страны как хулигана из подворотни, для которого нет никаких правил. Нигде и ни в чем.

Комментируя вердикт МОК, Владимир Путин отметил, что «мы отчасти сами в этом виноваты, потому что дали повод. А во‑вторых, считаю, что этим поводом воспользовались не совсем честным образом, мягко говоря». Успешность сочинской Олимпиады сомнению при этом не подвергалась. О том, что мир теперь считает иначе, президент России ничего не сказал. А жаль.

Владимир Мозговой
обозреватель «Новой»

Прямая речь


Subscribe
promo novayagazeta 10:29, вчера 12
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments