«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Бюджетников «укатали»

Как Мытищи выбирали президента.

На президентских выборах в Мытищах уже не устраивали самодеятельность с переписыванием протоколов, как во время выборов в Думу в 2016 году, а четко следовали общим курсом: активизировали админресурс и манипулировали спискам избирателей.

— Город обеспечит главному кандидату 75%, вся работа уже сделана, переписывать протоколы никто не будет, — неофициально сообщили мне 8 марта из администрации Мытищ. По словам источника, бюджетников и пенсионеров для этого уже «укатали». На следующий день во время дежурства в участковой избирательной комиссии (УИК) № 1665 я увидела признак такого «укатывания». Из Территориальной избирательной комиссии (ТИК) к нам поступило уже 13 заявлений о голосовании на дому, хотя обычно «надомников» редко бывает больше пяти. Проверочный звонок по первому же заявлению обескуражил: пожилая женщина не давала согласия голосовать дома, а ее муж после инсульта уже девять лет «не в своем уме».

Однако настоящий масштаб «укатывания» стал понятен только 18 марта.


Как в советские времена, избиратели выстроились у дверей участка еще до его открытия. В 8 утра они хлынули внутрь, почти сразу возникли очереди. В промежутке с 10 до 13 дня самая длинная выходила за пределы участка.

– Какие вы сознательные, пришли голосовать в такую рань, – говорила я, протягивая бюллетень избирателям, зарегистрированным в общежитии ГУВД.

– У нас попробуй не проголосуй, – словно сговорившись, отвечали они.

Толчею на участке усугубляла фотомания, в одночасье поразившая горожан. Многие делали селфи с бюллетенем в руке или на фоне КОИБ. На мой вопрос люди отвечали: «Нас — учителей, сотрудников ФНС и т.д. — обязали проголосовать и сделать селфи для отчета».

Подобное происходило по всему городу. Сообщения о нашествии бюджетников и работников госкомпаний с последующей фотоссессией потоком сыпались в оба наблюдательских чата, связавших между собой свыше 90 участков и более 100 демократически ориентированных общественных контролеров. «У нас за 14 минут проголосовали 43 человека», «женщина сказала, что обязательно нужно сдать фотоотчет на работу, а то ее оштрафуют». Как подсчитали наблюдатели-счетчики, в пиковые часы голосование шло со скоростью 150–200 человек в час. Видимо, людям дали установку проголосовать до 12 дня, чтобы телеканалам было чем радовать мир.

Помимо селфи-контроля за явкой следили руководители школ, на территории которых находились участки. Они отмечали пришедших галочками, звонили им, «мотивировали». Явку работников других учреждений предприятий контролировали наблюдатели от Общественной палаты — обычно это были представители тех же организаций.

Около часа дня избирательный бум пошел на спад — до 90 и даже 50 человек в час. «Бюджетники кончились, пошли граждане», — метко заметил кто-то в чате.

К тому времени общее внимание сосредоточилось на аномальной ситуации со списками избирателей. Многие, даже старожилы, не находили себя в них. Иногда пропадала половина семьи, порой квартиры и этажи. Но при этом в списках оставались давно выбывшие люди. Избиратели возмущались, писали жалобы, часто уходили, не проголосовав. Стойкие шли голосовать по дополнительным спискам — на некоторых участках число таких избирателей доходило до 25—30% от проголосовавших. Члены комиссий и даже председатели на все лады ругали паспортные столы, ТИК и ЦИК. Так много людей в допсписках раньше никогда не было, негодовали они.

Все это выглядело бы как досадный сбой, если бы не одно обстоятельство. 15 января мытищинский ТИК проводил семинар для председателей УИК. На нем руководитель городского информационно-вычислительного центра Борис Батин рассказывал о предстоящем поквартирном обходе и его основных задачах: проинформировать граждан о выборах и уточнить предварительно подготовленные списки избирателей. Помимо ФИО и даты рождения обходчикам нужно было уточнить, зарегистрирован ли человек на данном участке и пойдет ли он голосовать. В этом месте Батин запнулся и пояснил: «Чтобы понимать ситуацию».

Затем почти два месяца 345 членов УИК обходили адреса по всем 115 участкам города, после чего отчеты с уточненными данными избирателей передавали в ТИК. Видимо, там, «поняв ситуацию», решили не портить общую картину явки и вычеркнули из списков тех, кто не собирался голосовать. В результате и явка получилась достойная (61,2%), и главный кандидат получил больше 72%. И что немаловажно — поддержали инициативу ЦИК по чистке списков. Кто же знал, что тотальное информирование окажется таким эффективным, и «зачищенные» придут голосовать?

Но худа без добра не бывает. История с «Мытищи-гейтом» подтолкнула людей в наблюдатели. «Хотим защищать город от фальсификаций» — слышала я от многих. Увидев все своими глазами, некоторые из них теперь хотят войти в формируемые заново комиссии.

Татьяна Юрасова
специально для «Новой газеты»

Subscribe
Buy for 1 000 tokens
Аскольд Иванчик, историк, археолог, член-корр. РАН и Академии надписей и изящной словесности (Франция) — о горячих точках и взрывоопасных идеях. — Давай начнем с самого раздражающего. Очень много сейчас рассуждений о том, что, мол, как это — те же самые люди, которые были…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments