?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Европейцы до сих пор не могут понять, чего хочет Кремль: чем это плохо? Интервью с экспертом.

Это давно не новость: отношения России и Запада — в плачевном состоянии. С обеих сторон масса взаимных упреков, взаимоисключающих объяснений причин кризиса отношений, но практически нет представления, как из этой ситуации выбираться. Хотя есть тревожное понимание, что сохранение конфронтации опасно — и непредсказуемостью, и потенциалом эскалации. Об этом мы беседуем с известным европейским аналитиком Еугениушем Смоляром.




Еугениуш Смоляр


Еще несколько лет назад Россия была для Западной Европы хоть и трудным, но все-таки партнером. Какое место она сейчас занимает в политической стратегии Западной Европы?

— Мои поездки по Западной Европе и участие в многочисленных дискуссиях и конференциях последнего времени привели к следующему выводу: те два вопроса, которые еще недавно были фундаментальными для элит Евросоюза, теперь ушли на второй план.


  • Первый — это Брексит, который из шокирующей темы превратился в сугубо политико-технический вопрос. Политический — потому что мы хотим, чтобы Великобритания хорошо чувствовала себя как будущий соратник Евросоюза, не утративший с ней связей. Технический — потому что должны быть урегулированы процессуальные, логистические и финансовые вопросы, связанные с ее выходом из ЕС. Конечно, это еще проблема, но уже не «жизненная».

  • Второй вопрос — отношения с Россией. Еще недавно каждое высказывание Путина, Медведева, Лаврова сопровождалось глубоким анализом — что бы это значило, к чему это приведет и т.д. Доминировала мысль, что мы должны стремиться к сотрудничеству с Россией — на благо и Европы, и России, что у нас есть общие интересы. Что, хотя между нами есть серьезные расхождения и различия, где-то все-таки есть общая траектория, которая при качественной дипломатии может привести к взаимовыгодной рационализации отношений.

Сейчас ничего подобного нет и в помине. Тема России как потенциального партнера в сегодняшней Европе не существует. Есть ее отдельные отголоски — например, в Германии это проявилось в ходе предвыборных дебатов между СДПГ и ХДС, есть тема Nord Stream-2. Но это никак не подчинено идее нашего близкого партнерства.

Сегодня преобладает такое ощущение: Россия объявила себя отдельным континентом со своей «сферой жизненных интересов» вокруг своих границ, она является источником проблем в Сирии, она может быть силой, которая способна мешать проведению другими той или иной политики, — но ей нечего Европе предложить.

То есть теперь игрушки врозь и никаких общих интересов?

— Мы, конечно, можем торговать, можем покупать газ и нефть, продавать свои «мерседесы», крупные европейские концерны сохраняют интерес к российскому рынку. Но теперь речь совсем не идет о том, что Россия может быть полем каких-то проектов развития целого региона от Лиссабона до Владивостока. То есть отдельный бизнес — да, общие проекты развития — нет.

Слышал из уст одного крупного дипломата, который долго был очень пророссийским, что теперь отношения с Россией могут быть только «трансакцийными» — и более ничего. Если политики в странах Балтии и в Польше не видят перспектив сотрудничества с Россией, опасаясь ее имперских, территориальных устремлений, то это, в общем, нормально с точки зрения их непосредственного соседства с Россией и печального исторического опыта. Но когда ты слышишь то же самое в Германии, Голландии, в Париже и Лондоне, то понятно, что они к таким выводам пришли по иным соображениям и что нынче такой подход воспринимается уже как реальность, а не как тема для дискуссии. Поэтому нет никаких серьезных проблем в продлении санкций ЕС против России, хотя некоторое время назад анализ ситуации показывал, что санкции постепенно будут сниматься. Сейчас ничего подобного никто не ожидает.

— Что, по-вашему, не так сделала Россия?

Россия сделала две вещи, которые признаются непосредственной угрозой Западу.


  • Во-первых, аннексировала Крым и раздула конфликт в Восточной Украине. Причем дело даже не в судьбе самой Украины, которая, в общем, не была для Запада столь важна. Крым и Восточная Украина были важны с точки зрения перспектив отношений России с Западом. Это была как бы лакмусовая бумажка, указывающая направление будущих отношений.

  • И вторая очень важная вещь — использование Россией социальных сетей для поддержки ксенофобских сил в Европе, для подрыва системы западных ценностей и стабильности системы Запада.

Эти две вещи касаются фундаментальных причин того, что сегодня нет желания активно искать никакой договоренности с Россией. Мол, дипломаты пусть встречаются (им за это платят), министры пусть ездят, но с западной стороны нет никаких собственных предложений, которые были бы направлены навстречу российским ожиданиям. Никаких.

А что вы думаете об отношениях России и США? Какое-то, хоть совсем крохотное, движение в сторону их нормализации возможно?

— Отношения США–Россия токсичны.

Американский истеблишмент — и демократы, и республиканцы — считают, что вмешательство России в американские выборы представляют столь высокую угрозу для американской системы, а поведение России настолько выходит за всякие возможные пределы установившихся норм, что любое предложение о поиске каких-либо путей нормализации отношений с Россией не рассматривается.

В годы холодной войны разоруженческий диалог стал мотором разрядки. Нельзя ли повторить этот трюк сегодня?

— Когда в период холодной войны начались переговоры — сначала женевские об ограничении ядерных вооружений, а потом и последующие, то это был целый процесс. Стороны спорили, выдвигались предложения, с ними не соглашались, но было ощущение, что существует предсказуемый канал общения, канал переговоров, в котором все стороны заинтересованы. Сегодня есть ощущение, что этот процесс резко остановлен. Мы вошли в новый, боюсь, весьма длительный процесс, который будет очень сложно развернуть в другую сторону. Сегодня нет каналов, в рамках которых можно искать общие интересы и о чем-то договариваться.

Но ведь отношения США и Китая тоже не безоблачны, но в них нет той «токсичности», о которой вы говорили…

— Для США Китай является очень важным партнером, который в рамках своих интересов (например, доставки сырья из Африки) рассматривает любую напряженность и конфликт как удар по его интересам. Стратегия США в том, чтобы Китай стал частью международной структуры и элементом стабилизации. Политика Китая, несмотря на расхождения с позицией США по многим вопросам, все же рассматривается Вашингтоном в категориях «терпения и развития». А политика России рассматривается совсем в других категориях.

Россия — это международный хулиган, который не достиг своих целей в рамках сотрудничества и кооперации в 90-х — 2000-х годах, и с 2007 года (выступления Путина в Мюнхене) пытается достичь того же путем силы и навязанных миру односторонних действий. Так это оценивается на Западе.




Фото: Александр Демьянчук / ТАСС


Бросается в глаза, что прогрессирующий российско-западный конфликт укрепляет блоковую дисциплину внутри НАТО. Некоторые эксперты даже считают, что это такой коварный замысел неких американских и натовских стратегов, недовольных потерей Альянсом тонуса в предшествующие годы.

— К действительно небывалому росту единства между США и Европой в отношении к России привели действия самой России. То, что еще 10 лет тому назад было очень спорной и дискутируемой проблемой — размещение военных баз на востоке ареала НАТО, — сейчас за пределами каких-либо дискуссий. Правда, пока сохраняется фикция в виде ротаций, но в целом барьер преодолен. Кремлю было в очень четкой и жесткой форме сказано, что нападение на любую страну НАТО является актом агрессии в отношении НАТО и будет означать «адекватный ответ». При этом в НАТО практически никто не ожидает, что Россия атакует какую-либо страну — члена Альянса. Речь идет не столько о предотвращении территориальной оккупации Россией страны-члена, сколько о необходимости стабилизации и предсказуемости отношений.

С этой точки зрения делается очень много — от Румынии до стран Балтии. Создается новое командование на весь этот регион. А командование в НАТО — это очень важный элемент обозначения натовских приоритетов. Так называемые «планы возможностей» теперь обновляются каждые полгода. В первый раз они были актуализированы по инициативе Обамы с обновлением раз в три года (до этого их не было вообще). Чему это служит? Во-первых, это предупреждающий жест в сторону России. Во-вторых,

это жест в сторону тех, кто за последние 25 лет привык жить в ситуации «конца истории», с убеждением, что война, вооруженное столкновение, конфликт — это то, чего уже не может быть. Имеется в виду целое поколение «писников» (от слова peace — «мир». — Ред.) в западных странах, которое находится у власти.

В результате того, что Россия сотворила, мы имеем дело с быстрым процессом «переучивания» молодой европейской элиты. Очень много запросов на лекции экспертов в военных, дипломатических, университетских, общественных кругах с преобладанием молодого — около 30 лет — поколения. Их интересует история разоруженческих переговоров, хельсинкского процесса, как понимать российскую дипломатию и т.п. Думаю, все это имеет долговременные последствия.

А что, Запад совсем не причастен к вызреванию нынешней конфронтации? Во всем виновата только Россия?

— Прошло несколько интересных конференций, посвященных ретроспекции отношений с Россией, начиная с 1989 года — «могли ли мы сделать это иначе?». Там были очень разные люди, и анализ был очень подробный.

Что касается России, то она игнорирует тот факт, что ряд инициатив западных стран вовсе не были общими инициативами Запада, идущими от какой-то единой структуры во главе с Вашингтоном (ведь именно он является главным объектом российской критики).

Например, началом войны в Югославии была декларация о независимости Хорватии, признанная Германией. Остальные «западные» страны — включая США, Великобританию, Францию, Польшу — тогда посчитали это преждевременным и небезопасным. Российским дипломатам и политологам надо было тогда сесть за один стол с немцами и попытаться убедить их в опасности такого шага. Этого не произошло, зато последовала атака властей Югославии на Хорватию, и началась война.

Признание Косово — это, конечно, весьма дискуссионный шаг, но в ситуации, когда обе стороны там были склонны друг друга убивать, может, лучше было бы, чтобы они не жили под одной общей крышей. Это была не столько геополитическая, сколько гуманитарная акция.

Вопрос о «цветных революциях» — это примерно то же, что сейчас говорит Россия о влиянии американских и европейских фондов, которые объявляются орудием западной политики по развалу России. Эти фонды, конечно, являются носителями определенных ценностей, но их влияние на ситуацию в России практически ничтожное. То, что происходило в бывших советских республиках, — это следствие их внутренних проблем, а не чьей-то зловредной деятельности извне.

Теперь Ливия. Это весьма спорная ситуация. Не буду убеждать, что русским нечего здесь критиковать, имея в виду нарушение Францией мандата резолюции Совбеза ООН о введении бесполетной зоны над территорией Ливии (Россия и Китай тогда воздержались, не применив вето, а Франция спустя два дня провела бомбардировку сил ливийского главы Каддафи. — Ред.). Но Обама этого не хотел, оставив это в руках Парижа и Лондона. Польша тогда не приняла в этом участия. То есть мы не имеем дело с «политикой Запада» как целостностью. Были амбиции некоторых политиков (в первую очередь президента Франции Саркози), были отражения политических игр между США и Европой.

А почему западные страны с ходу отвергали все российские инициативы, касающиеся системы международной безопасности и направленные, по мнению российских руководителей, на учет интересов всех международных игроков, включая Россию? Может, стоило их хотя бы обсудить?

— Действительно, и «план Медведева» о новой архитектуре европейской безопасности, и так называемая «доктрина Путина», и план Лаврова о «концерте держав» в ХХI веке или новой «Ялте» были отвергнуты. Почему?

Потому что все эти инициативы сводились к тому, что Россия хотела бы иметь фактически право вето в принятии решений в отношении безопасности Европы. Практически игнорируя такие устоявшиеся структуры, как НАТО и ЕС. А более тесное сотрудничество с этими структурами — вплоть до гипотетического вхождения в них России — требует очень долгого периода укрепления взаимного доверия и политической стабильности. Сами россияне понимают это.

Я участвовал в натовской конференции, где натовские генералы не могли понять, чего Россия добивается. Ведь территориальная оккупация сейчас не имеет смысла — в том числе из-за наличия современного точного и далеко разящего оружия.

Главное — это проблемы безопасности и развития. Никто не может понять политику России, потому что то, что она делает, не ведет ни к одному, ни к другому.

Андрей Липский
зам. главного редактора
promo novayagazeta may 21, 16:31 17
Buy for 1 000 tokens
Письмо передано в администрацию президента. Сегодня президенту России В.В. Путину было направлено письмо относительно дела руководителя грозненского представительства правозащитного центра «Мемориал» Оюба Титиева, подписанное известными в России и в мире людьми: деятелями искусства…

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
ne_turbina
Apr. 30th, 2018 10:04 am (UTC)
Да я тоже всегда так делаю, торгую с преступниками, наркодилерами, провокаторами и прочими нехорошими личностями по их талантам. Они мне дают, что мне нужно, я им даю, что им нужно.
Я пошутил, я так не делаю а то меня сразу же привлекут и может даже как соучастника.

Где логика уважаемые дамен и герен.
brat007
May. 7th, 2018 10:10 am (UTC)
а зачем искать логику там, куда ты его не клал? или не ложил...
ne_turbina
May. 7th, 2018 11:02 am (UTC)
Да есть там логика и даже знаю какая, просто прикидываюсь что не знаю. А логика очень простая -на публику говорить одно, потому что всё таки догадывается что хорошо и что плохо, но делать совсем другое.
kremlin_curant
Apr. 30th, 2018 10:06 am (UTC)
Практически со всем, что сказал Смоляр, могу согласиться.
Только ему не понятно чего добивается Россия, а мне понятно.

Добивается господства в Европе. Ибо живёт страна менталитетом начала 20 века, если не раньше. Везде ей сферы влияния и великодержавность мерещится.

Читал, что даже российских генералов заставляют изучать опус Дугина «Введение в геополику», посвященный как раз теме господства России в Евразии.
andreyvictorych
Apr. 30th, 2018 09:21 pm (UTC)
Мелко, Хоботов!
По меньшей мере вся Земля на первое время, но Военно-космические силы создаются не для этого, а для завоевания вселенной
kremlin_curant
Apr. 30th, 2018 09:27 pm (UTC)
К чему этот судорожный стеб?
Россия уже пытается диктовать свои условия соседям.
Не будет противоборства со стороны США, то диктат пойдёт и на дальнее зарубежье.

Зря чтоли Трампа так хотели!?
andreyvictorych
May. 1st, 2018 10:58 am (UTC)
я разве возражаю?
уточнил масштабы только
gelena_s
May. 1st, 2018 06:29 am (UTC)
Ну банальный реваншизм , попросту говоря. Имперские замашки всегда к такому приводят. Этакие наполеоновские « сто дней».
Но пока удачных реваншей я что то и не припомню слету.
brat007
May. 7th, 2018 10:11 am (UTC)
мелковаты наполеончики-то в масштабах Истории? можно сказать, что гномики?
fernali
Apr. 30th, 2018 10:43 am (UTC)
>>>Никто не может понять политику России
Можно было этой фразой и ограничиться. Западные аналитики - такие аналитики.
rdp4v
Apr. 30th, 2018 06:22 pm (UTC)
Мурзилка копеечку сшибает у Пригожина.
novayagazeta
May. 3rd, 2018 07:54 pm (UTC)
"умом Россию не понять"(с)... не сегодня сказано....
brat007
May. 7th, 2018 10:11 am (UTC)
только верить и верить?
bikinna
Apr. 30th, 2018 06:50 pm (UTC)
Ирак тактично не вспоминали.
novayagazeta
May. 4th, 2018 02:30 pm (UTC)
а надо было обязательно вспомнить?
brat007
May. 7th, 2018 10:09 am (UTC)
может, Кремль и сам не знает, чего хочет? Может, просто плывет по течению?
( 16 comments — Leave a comment )

Profile

novayagazeta
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
Новая газета

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Встроить блог «Новой»:

Установите виджет, чтобы

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel