?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Показания потерпевших, которые они дали, глядя в глаза своих мучителей.

Репортаж Елены Масюк из пыточных колоний Сибири: запредельная жестокость и мерзости, которые там творятся, — ​не «суровая необходимость», а садизм конкретных сотрудников. Их надо судить


В мае этого года «Новая газета» опубликовала мою статью «Ломка. Омск» (№ 49 от 14.05.2018) — ​свидетельства бывших и нынешних заключенных о попытках изнасилований, пытках током, избиениях, многодневных подвешиваниях — ​о том, что творится в колониях и изоляторах Омска. После этого Совет по правам человека обратился во ФСИН РФ с просьбой разрешить членам СПЧ Елене Масюк и Андрею Бабушкину посетить ряд пенитенциарных учреждений Омска. ФСИН, к большому удивлению, дала согласие, и это притом что в последние несколько лет Служба исполнения наказаний категорически отказывала членам Совета в подобных посещениях. Свое согласие руководители ФСИН объяснили желанием наладить диалог с правозащитниками и изжить из пенитенциарной системы неоправданную жестокость.

По прилете в Омск мы договорились о встрече с бывшими заключенными, которые заболели туберкулезом в омских колониях и после освобождения продолжают лечение в городских больницах.

От моего звонка до встречи у стен тубдиспансера прошло не более сорока минут. Я специально обращаю на это внимание, так как это важно для анализа дальнейших событий. Поговорив минут пятнадцать с бывшими арестантами, мы сели в ожидающее нас такси. Нас тут же подрезал стартовавший одновременно с нами черный джип с затемненными стеклами. Диспансер находится в лесной местности, и ведет к нему небольшая проселочная дорога, да и других машин в воскресный день около больницы не было. Особого значения наглому водителю джипа мы не придали. Однако через день этот же джип вновь был у тубдиспансера.

Один из трех приехавших представился врачам сотрудником УМВД по Омской области майором Щекотуровым. У него в руках были две фотографии: на одной — ​я около диспансера, на второй — ​я и один из бывших заключенных также около диспансера. Майор Щекотуров показывал фотографии врачам и спрашивал: кто на них изображен, что им известно об этих людях. Иначе говоря, майор Щекотуров проводил опознание.




Майор Щекотуров


И здесь возникают совершенно закономерные вопросы: на каком правовом основании майор полиции слушал телефонные переговоры члена СПЧ, следил за нами, фотографировал нашу встречу с бывшими заключенными, а потом с этими фотографиями проводил оперативно-разыскные мероприятия?

Итог. С нами были готовы встретиться еще несколько бывших заключенных ИК‑7 Омска. Однако буквально через час они отказались от этого, испуганным голосом объясняя, что им звонили полицейские и оперативники из колонии и угрожали: если они нам что-то расскажут, то они вновь вернутся в «семерку».

ИК‑7

У входа в колонию особого режима №7 Омска нас ожидало человек двадцать сопровождающих: заместитель начальника УФСИН по Омской области Сергей Ефименко, помощник начальника УФСИН области по соблюдению прав человека в УИС Сергей Шульпин, и.о. начальника ИК‑7 Андрей Зюсько, советник Аппарата уполномоченного по правам человека (УПЧ) по Омской области Игорь Патрахин, председатель Общественного совета при УФСИН по Омской области Раиф Мингалимов (кстати, бывший председатель местной ОНК трех созывов), двое членов общественной наблюдательной комиссии, три человека с видео- и фотокамерами из местного УФСИН (которые непрерывно фиксировали каждый наш шаг и каждое наше слово, нам запретили иметь при себе даже диктофон) и еще многие-многие другие официальные и неофициальные лица.




Шульпин (в форме и фуражке), Мингалимов (в светлой куртке с портфелем), Тиде (крайний справа)


Члены ОНК и председатель Общественного совета Мингалимов заявили, что они будут ходить с нами, и запретить мы это им не можем. Ну, конечно, не можем. Просто возникает вопрос: а с чего это вдруг такая активность, например, у местного ОНК? За пять месяцев 2018 года они посетили омские пенитенциарные учреждения всего 19 раз. А тут приехали члены СПЧ, и они решили их сопровождать, хотя мы их об этом не просили. Кстати, на следующий день членов ОНК было уже четверо. Думаю, если бы мы еще на пару дней остались в Омске, то с нами ходил бы весь состав ОНК — ​все 17 человек.

Итак, ИК‑7. Здание ЕПКТ (единое помещение камерного типа) и СУОН (строгие условия отбытия наказания). Честно сказать, мы не ожидали, что находящиеся сейчас в заключении люди будут в открытую говорить о пытках, будут называть имена и фамилии тех сотрудников колонии, кто это делал, причем даже в их присутствии. Когда члены омского ОНК и председатель Общественного совета при УФСИН недовольно спрашивали осужденных, почему они им не рассказывали о пытках, то заключенные им конкретно отвечали: «Вы с ними вместе, вы местные, вы все повязаны».

Заключенный Василий Иванов (фамилия и имя изменены в интересах заключенного) рассказал, что «в июле 2017 года его вывели из камеры в стакан (металлическую клетку) в медкабинет «поговорить». Капитан Муханов Андрей Владимирович приказал снять всю одежду, в том числе трусы. «Надели на меня наручники, — ​рассказывает Иванов, — ​на голову — ​наволочку, бросили на матрас, связали ноги, положили на спину, на рот набросили мокрую тряпку, присоединили клеммы к яйцам и пустили ток, в рот стали лить воду. Я захлебывался». Участники истязания требовали Иванова кукарекать, громко кричать в первом лице: «Я, Иванов Василий, педераст». Муханов все это снимал на видеорегистратор. «Летом 2016 года меня отвели в помещение рядом с баней. Сотрудник колонии Хайлов Артем Анатольевич поставил меня «раком». Тогдашний начальник ЕПКТ Махмадбеков Шодибек Хаджибекович бил руками и ногами по лицу. Требовали, чтобы я кукарекал и кричал, что я педераст, — ​продолжает рассказ Иванов. — ​Потом положили меня на живот, ноги завязали, надели на голову матрас, ноги обматывали простынями, сели на спину, дубинкой били по пяткам. В медицинском кабинете повесили в железную клетку, надели наволочку на голову и поверх шапку — ​на случай, если буду биться головой о решетку, чтобы следов не осталось. Висел три дня.

Приходил прокурор по надзору Леонов (Андрей Леонов — прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Омской области. — ​Е. М.). Я пожаловался на пытки, но прокурор Леонов не стал сам проводить опрос, а поручил это сотруднику ИК‑7 Муханову. ОНК приходила, но от них никакого толка».

Заключенный Салам Саламов (фамилия и имя изменены в интересах заключенного) рассказал, что в 2015 году на его глазах в 12-м отряде голых заключенных заставляли танцевать вальс. «Я ушел оттуда, невозможно было на это смотреть. Противно. Руководил этими танцами сотрудник ИК‑7 Вася Трофимов».

Против Василия Трофимова возбуждено уголовное дело о превышении должностных полномочий. Дело сейчас слушается Советским судом Омска. Судья Наталья Отт по просьбе Трофимова и его адвоката рассматривает дело в закрытом судебном заседании, поэтому ни правозащитники, ни журналисты не допускаются на заседания суда.

«Тогда же, в 2015 году, — ​продолжает свой рассказ заключенный Саламов, — ​по указанию подполковника Мясникова, со стороны активистов ко мне были применены пытки. Руководил пытками Трофимов Вася. Он говорил, что делать. Я отказался ходить под углом 90 градусов, тогда они сказали, что все будет по-другому. Меня обесчестили, понимаете?! Они бросили меня на пол, стянули брюки, трусы и стали … трогать руками. Вы представляете, что это для меня, мусульманина, значит?! Обиженные под нос члены совали. Требовали, чтобы я делал все, что они скажут. Душили меня. Пытки осуществляли активисты Чечеватов и Рубцов. Четыре дня меня держали привязанным в 12-м отряде, выкручивали пальцы. Видите, как они деформированы? Пальцы не работают. В туалете ногами топтали Коран, рвали Библию. Запрещают молиться на коленях. Говорят молиться у раковины. Жалобы отсюда не уходят.

В 2016 году сотрудник, которого зовут Дамир Толгатович, при досмотре ударил меня по уху, теперь не слышу». (Я показываю Саламову фотографию сотрудника ИК‑7. Заключенный Саламов опознает в нем Дамира Толгатовича. В этот момент в разговор вклинивается председатель Общественного совета при УФСИН по Омской области Мингалимов: «Елена Васильевна, вы проводите оперативно-разыскные мероприятия. Вы не имеете права этого делать». — Е. М.) Заключенный Саламов продолжает: «Я вешался после того, как меня обесчестили, меня вынули из петли. Мне здесь угрожает опасность. Я неоднократно слышал угрозы своей жизни и здоровью со стороны сотрудников администрации, в частности, обещали отравить, организовать передозировку наркотическими веществами. По этой причине, когда я остаюсь в камере один, мне приходится отказываться от приема пищи и объявлять голодовку, что отрицательно сказывается на моем здоровье».




Дамир Толгатович (слева). Это его фотографию я показывала Саламову


В этот момент в разговор вмешивается Иван Тиде, нынешний начальник ЕПКТ и СУОН: «Смешно!» Саламов: «Вам смешно? Как над этим можно смеяться? Клянусь Аллахом! Для меня Аллах — ​все! Все было так, как я говорю».

Обращаем внимание на то, что в камере нет ложек для еды, вместо них на столе лежит синяя пластмассовая ложка для обуви. Оказалось, что ею и едят.

Выходим в коридор, слышим настойчивый стук из нескольких камер. Заключенные хотят с нами говорить. Но помощник начальника омского УФСИН по правам человека Сергей Шульпин требует перерыва на обед. Просим дать других сопровождающих, так как у нас мало времени. Но Шульпин непреклонен. Он заявляет, что всем сотрудникам колонии надо обедать, а «то язва будет», и пафосно сообщает: он защищает права всех — ​и заключенных, и сотрудников, а поэтому он «не позволит нарушать права сотрудников колонии на обед». Приходится со всей многочисленной толпой сопровождающих выходить за пределы ИК‑7, поскольку обедать дамы и господа будут в административном здании. Однако, надо заметить, что Шульпин защитил права не всех сотрудников на прием пищи. Некоторые использовали это время для «общения» с арестантами.

После возвращения в помещения ЕПКТ и СУОН узнаем от заключенных, что начальник оперативного отдела Сергей Вайнер и опер Муханов во время нашего отсутствия угрожали тем самым осужденным, которые хотели говорить с членами СПЧ. Однако угрозы оперов не испугали заключенных, и они рассказали, что происходит в ИК‑7.

Заключенный Петр Васильев (имя и фамилия изменены в интересах заключенного) рассказал, что, когда в июле 2016 года он прибыл в колонию, в карантине его заставили мыть туалет. (В этот момент в разговор вклинивается член ОНК Омской области: «А кто должен мыть туалет? Заключенные и должны мыть». Отвечаю члену ОНК: «Туалет должен мыть заключенный, работающий на должности дневального и получающий за эту работу зарплату».Е. М.) «Меня оскорбляли сотрудники и заключенные*, — ​вспоминает заключенный Васильев. — ​Заставляли кричать, что я педераст. Это было в 12-м отряде на 3-м этаже. Человек шесть из карантина потянули меня на матрас. Завхоз Киселев был среди этих заключенных. Связали руки кусками одеяла, связали ноги, бросили на спину, один сел на живот, второй — ​на ступни ног, третий сидел в кресле надо мной. Надели шапку на голову. Стали душить пакетом и кричать: «Говори, как будешь готов отвечать, не будешь выполнять, что тебе говорят, *** (надругаемся)». Они требовали сказать, откуда приехал, застрахован ли. Они заставляли меня выкрикивать: «Я — ​педераст. С этого дня буду выполнять все, что скажете». [...] Потребовали назваться женским именем. Я назвался Светой, потому что у меня так жену зовут. После меня отвели помыться, потому что когда душили, я обосрался и обоссался. (Рассказывая о произошедшем, Васильев начал плакать. — ​Е. М.)

Через две недели меня перевели в СУОН, где угрожали изнасилованием. В СУОН меня два раза пытали. В марте 2017 года Махмадбеков и Хайлов отвели меня к бане, — ​продолжает рассказ Васильев. — ​Хайлов сказал становиться на растяжку, бил по ногам, чтоб я шире ноги растянул. Я уже не мог шире. Он стал звать Махмадбекова. Меня скрутили, держа за шею, потащили в кабинет начальника ЕПКТ Махмадбекова. Бросили на матрас, руки приказали поднять вверх и кукарекать. А потом сказали: «Давай ему яйца поджарим, чтобы такие *** не плодились». (В этот момент в разговор вступает председатель Общественного совета Мингалимов: «Этого не может быть! Почему ты нам об этом не говорил?» «А чего мне вам говорить? — отвечает ему Васильев. — Вы же омские, все связаны между собой». — Е. М.)

В августе 2017 года была конфликтная ситуация в камере. Пришли сотрудники, сказали, что *** мне в горло засунут, в гарем отправят. Артем Анатольевич Хайлов пытался дубинку в анус засунуть, потом у меня кровь оттуда шла, все болело. (Сотрудник колонии Хайлов при нашем разговоре с заключенными не входил в камеры, а стоял на пороге и всячески отворачивался при попытках посмотреть ему в глаза. — ​Е. М.) Ноги мне держал завхоз Красильников. Сергей Александрович Вайнер, начальник оперотдела, заставлял меня голым целовать его ботинки.

В марте 2018 года Махмадбеков бил по лицу, попал мне в глаз, — ​продолжает заключенный Васильев. — ​Меня бросили на матрас, я лежал на спине, поджав ноги, я скрутился, потому что они хотели добраться до гениталий. Сотрудник Жонат Нурхайдарович Шакимбаев зажимал рот (Васильев рассказывает это в присутствии улыбающегося Шакимбаева, стоящего в дверях камеры.Е. М.), Махмадбеков бил в живот, Артем Анатольевич Хайлов выпрямлял ноги. Завхоз Красильников наволочку на голову мне надел, к яйцам и члену подсоединили прищепками провода… Я орал, они включили музыку, заставляли кукарекать, требовали, чтобы я называл себя педерастом, требовали кричать. Продолжалось это примерно тридцать минут. Потом один провод подсоединили к соску, другой к пупку. Затем кто-то из сотрудников зажал мне нос, но Махмадбеков сказал, что он плохо зажимает, потому что я дышу. И стал показывать на мне, как правильно зажимать нос, чтобы я не мог дышать. Затем на рот положили тряпку и стали лить воду в рот. Потом сказали: давай сделаем его педерастом. Позвали дневального Киселева, он вынул член. Я стал орать, извиняться, сам не знаю за что. Потом надели мешок на голову, подняли в медицинскую часть, пристегнули руки к решетке в клетке. Сутки я там висел. На следующее утро пришел Махмадбеков и говорит: «А, ты еще живой?» Открыл окно, а на улице был в это время сильный мороз. Потом голого повели на разговор в кабинет замначальника отдела безопасности Лаптева. Там были Махмадбеков и Сергей Александрович Вайнер. Сняли с головы наволочку. Лицо у меня было все в запеченной крови. Заставили голого встать на колени. Махмадбеков бил ногой в грудь, при этом мои ноги сзади скрутили. Вайнер сказал: «Сиди тихо, если будешь сидеть тихо, через месяц все будет нормально».

Заключенный Федор Сидоров (имя и фамилия изменены в интересах заключенного) рассказал, что 28 октября 2017 года сотрудники Иван Иосифович Тиде и Артем Анатольевич Хайлов, осужденный Красильников Геннадий, инспектор Ренат заломили ему руки за спину, отвели в комнату воспитательной работы, завязали руки полотенцем, положили на матрас, поставили стул около головы. На стул сел Тиде, надели на голову наволочку, стали лить воду через наволочку в рот, дальше поставили на дыбу. К ним присоединился Муханов Александр Вячеславович, оперативник. По инициативе Ивана Иосифовича (Тиде) завели в медкомнату, поместили в клетку и повесили за наручники на решетку клетки. Поставили уколы, от которых Сидорову стало очень плохо, по его словам, он находился как в бреду. Сказали, что «сопротивляясь, ничего не добьешься».

«15 января 2016 года меня вывели из камеры, — ​продолжает Сидоров, — ​поставили в клетку в помещении для обыска в ШИЗО, напротив бани, потом затолкали в стакан, стоял там в одних трусах 15 часов. Затем три сотрудника — ​Михаил Александрович, Ахмед Карунович и Махмадбеков — ​вывели меня из стакана, разорвали трусы, бросили на пол, сели на живот, надели на голову наволочку, начали душить за то, что обратился о переводе в безопасное место. Подсоединили ток к пальцам ног, к гениталиям, к соскам. Муханов, Тиде, Махмадбеков душили, по очереди подсоединяли ток, требовали кричать, как корова, как барашек, как женщина, которая получает оргазм, требовали рассказывать, «что я гомик с 1992 года и с малолетки делаю минет». Александр Муханов требовал, чтобы я встал на колени и кричал, что я тайный гомосексуалист. Требовали, чтобы прекратил писать жалобы и заставили написать бумагу, что я своими действиями хотел шантажировать начальника колонии.

2 декабря 2015 года инспектор Михаил Александрович, начальник оперотдела Роман Мищенков, Махмадбеков, Игорь Иванов (ранее отдел безопасности, сейчас в тылу), высокопоставленный сотрудник управления (фамилию его называть боюсь, иначе меня убьют) душили и подсоединяли ток. При этом Махмадбеков засовывал мне резиновую дубинку в анальное отверстие».

Осмотр рук заключенного Федора Сидорова показал, что у него на запястьях имеются продолговатые шрамы, которые похожи на следы от наручников. Сидоров назвал номера наручников — ​00310, 02900 — ​которые на него надевались. По словам заключенного, эти наручники специально сделаны так, чтобы сильно сдавливать руки. Члены СПЧ попросили показать им эти наручники, однако помощник начальника УФСИН по Омской области по правам человека Шульпин заявил, что члены СПЧ не вправе этого требовать. Также Сидоров пояснил, что ранее этот помощник по правам человека (Шульпин) сообщал ему, что «он уже наговорил на полгода изоляторов».




Вход в ИК-7


Сидоров просил перевести его в безопасное место из-за опасений преследования со стороны начальника ЕПКТ и СУОН Ивана Тиде, однако помощник начальника УФСИН по правам человека Шульпин заявил, что «перевод в безопасное место применяется только в отношении тех осужденных, которым грозит опасность со стороны иных осужденных». А за обращение к уполномоченному по правам человека Сидорову обещали дать полгода одиночки.

Заключенный Федор Сидоров 28 июня 2017 года совершил попытку самоубийства. Причиной стали угрозы в связи с его отказом передвигаться по коридорам под углом 90 градусов. Из-за незаконных требований, которые в ИК №7 получили название «корпус 90», а также из-за полного досмотра до и после положенной ежедневной часовой прогулки, большинство осужденных, находящихся в СУОН, отказываются ходить на прогулку. Сидорова, по его словам, лишил прогулки Хайлов за то, что он отказался ходить лицом к земле. «Корпус‑90» Хайлову показался недостаточным, поэтому он заставлял Сидорова ходить согнутым пополам — ​головой в пол.

По информации Сидорова, осужденных заставляют учить выдержки из ПВР (Правила внутреннего распорядка) под угрозой применения к ним насилия. Во всех камерах есть заламинированный лист формата А4 с выдержками из ПВР. От арестантов требуют стоя учить их наизусть. Мы попросили нескольких заключенных процитировать их. Они безошибочно декламировали текст, словно заученное, но непонятное стихотворение. По словам Сидорова, Муханов за то, что Сидоров за два дня не выучил ПВР, сказал: «Сейчас будешь мультики смотреть». То есть пообещал к ушам подвести ток.

Заключенный Владимир Юрьев (имя и фамилия изменены в интересах заключенного) жалуется на то, что сотрудники не разрешают ему в течение трех месяцев писать письма родным, объясняя это тем, что заболел цензор. За весь май не было ни журналов, ни газет, которые он выписывает. Не разрешают иметь в камере фотографии родственников, только в каптерке. «Иван Иосифович Тиде, — ​рассказывает заключенный Юрьев, — ​каждый вторник заставляет раздеваться догола и снимает это на видео. (В этот момент вмешивается начальник ЕПКТ Иван Тиде: «На исходную встаньте!» — Е. М.) В бане заставляют стоять голыми по часу-полтора. Голова разрывается, так орет музыка в камере. По этому вопросу я многократно обращался к начальнику Тиде».

И мы, члены СПЧ, за время нашего посещения ИК‑7 неоднократно обращались к Тиде с просьбой сделать радио тише, но Иван Иосифович Тиде был непреклонен. «Все приходящее — ​уходящее, а музыка — ​вечная», — ​заявлял Тиде. Вот такой поэтичный он, Иван Иосифович Тиде. На своей странице в соцсети Тиде выложил одно-единственное стихотворение (автор Елена Бедретдинова), но зато — ​с каким смыслом… Прям про ИК‑7.






Он убегал… В него стреляли люди…
Проваливаясь лапой в рыхлый снег,
Волк твердо знал: спасения не будет
И зверя нет страшней, чем человек…




Однако вернемся к музыке. Ежедневно с пяти утра и до отбоя в помещениях ЕПКТ и СУОН включают радио: или «Ретро», или «Русское радио». Громкость регулируется из штаба. После двукратного уменьшения громкости звука радио (по нашей настоятельной просьбе) с расстояния трех метров нельзя было расслышать человеческую речь. При этом помощник начальника УФСИН по правам человека утверждал, что отключение радио нарушит право осужденных, предусмотренное ст. 94 УИК РФ. По мнению же Андрея Бабушкина, «злоупотребление работой радиоточек в камерах ИК‑7 достигает степени жестокого обращения».

Заключенный Иван Алексеев (имя и фамилия изменены в интересах заключенного) рассказал: сотрудники угрожают, что повесят его, а потом скажут, что был суицид, что обколют и отправят в психиатрическое отделение. Если не согласится ехать в психиатрическое отделение УФСИНовской больницы (ОБ‑11), то пообещали ввести препараты, что «под себя будешь ходить». Угрожают «повесить со вскрытием вен или избить спецсредствами». Боится сидеть один. Помощник начальника УФСИН по правам человека Шульпин после каждого моего обращения к заключенному с давящей интонацией говорил Алексееву, что от ответа на вопрос он вправе отказаться. А в какой-то момент, когда Алексеев подошел ко мне ближе (так как по-прежнему в камере очень громко орала музыка) и что-то хотел сказать, защитник прав человека Шульпин бросился вперед, встал между мной и заключенным и сказал: «Я пресекаю ваше общение».

ПРОДОЛЖЕНИЕ

promo novayagazeta november 19, 09:01 7
Buy for 1 000 tokens
Предприниматель и общественный деятель Александр Лебедев затевает долгоиграющий сериал-расследование с рабочим названием «Охота на банкиров». Прачечные грязных денег, коррупционные схемы и скандалы, многомиллиардные аферы, заказные убийства. Героем первого эпизода сериала станет…

Comments

( 22 comments — Leave a comment )
critical_errorr
Jun. 29th, 2018 09:20 am (UTC)
вертухаи - элита страны, с ранним выходом на пенсию и со льготами.
novayagazeta
Jun. 29th, 2018 04:03 pm (UTC)
какая страна, такая и элита?
visloushki
Jun. 29th, 2018 09:31 am (UTC)
СПЧ - герои. Это вообще подвиг, такие адские места посещать
novayagazeta
Jun. 29th, 2018 04:03 pm (UTC)
ну а куда деваться? если не посещать, эти места превратятся в ад в квадрате...
omonkrivomazov
Jun. 29th, 2018 09:40 am (UTC)

Вот такие экспедиции-единственная надежда зэков

d_v_temnote
Jun. 29th, 2018 09:58 am (UTC)

Не смогла дочитать.
Какие мрази.

novayagazeta
Jun. 29th, 2018 04:04 pm (UTC)
увы, тяжелый текст...
bikinna
Jun. 30th, 2018 06:52 am (UTC)
То же самое.
u3_poccuu
Jun. 29th, 2018 10:03 am (UTC)

Ад после смерти? Да он уже тут при жизни. И самое страшное что ничего не поделаешь.
Как им самим жить не противно ? Приходить вечером домой.


Это конец конечно....

bikinna
Jun. 30th, 2018 06:53 am (UTC)
Изначально туда, видимо, идут садисты.
naglecc
Jun. 29th, 2018 10:23 am (UTC)
желательно всю эту карсножопую муть, заставить делать то же,что они делали с людьми. Обычно такие очень боятся собственной боли.
novayagazeta
Jun. 29th, 2018 04:04 pm (UTC)
а вот это излишне, нельзя беспределом отвечать на беспредел...
naglecc
Jun. 29th, 2018 04:06 pm (UTC)
Так это с людьми. А с бешеными животными только так
arihanta51
Jun. 29th, 2018 11:50 am (UTC)
Первый раз вижу, чтобы Новая писала действительно серьезный вопрос без манипуляций...

Почему этих "сотрудников" до сих пор не поубивали?
novayagazeta
Jun. 29th, 2018 04:04 pm (UTC)
видимо, Вы редко читаете Новую...
arihanta51
Jun. 30th, 2018 07:14 am (UTC)
Да достаточно часто, поверьте, я выбираю заголовок, не акцентируясь на авторстве. И в большинстве ваших статей - минимум фактов, сплошные оценки. А тут только факты, даже без попыток "объяснить" поведение участников. Крайне на вас не похоже.
Один Прохожий
Jun. 29th, 2018 12:07 pm (UTC)
Об этом знает руководство ФСИН, об этом знает руководство МВД, прокуратуры, знает президент. И ничего не делается для расследования этих преступлений, для наказания виновных. Значит, это делается на уровне государства, сознательно и целенаправленно. И, зная об этом, руководители нормальных стран встречаются с Путиным и пожимают ему руку?

Edited at 2018-06-29 12:09 pm (UTC)
yakudze
Jun. 29th, 2018 06:03 pm (UTC)

Ненавижу футбол! В стране писец и футбол. Окончательный футбол в головах.,,

mardan_kzn
Jul. 7th, 2018 06:51 am (UTC)
Неужели такие отморозки думают, что бессмертные, и не боятся, что за такие издевательства начнут вырезать их и их детей и жен рано или поздно, разочаровавшись в возможности законными средствами добиться справедливости?
mardan_kzn
Jul. 7th, 2018 07:02 am (UTC)
Сам работал когда то в правоохранительных органах, в том числе, в оперативных подразделениях, но описанное здесь - это просто БЕССМЫСЛЕННЫЙ садизм, который направлен на издевательство над людьми, никакой цели (кроме удовлетворения психических патологических наклонностей сотрудников) не преследует, не идет речь о действиях, направленных на раскрытие преступления и т.п. (что не переставало бы быть преступлением, но хоть как то укладывалось в извращенную логику, требующую нарушать закон, пытать и т.д. ради каких то там показателей, при недостатке мозгов и оперативных умений и навыков для работы в рамках нормальных ОРМ).

Такое могут делать только больные люди, которым плевать не только на других людей, но и на жизнь и здоровье свое и своих близких. И если кто то совершает подобное, то это закомплексованные неудачники, которые свою опущенность и никчемность пытаются "компенсировать", издеваясь над другими.

Надеюсь, что рано или поздно они сами станут объектом подобного обращения. "От тюрьмы и от сумы не зарекайся",- говорят в народе.
provinzial_58
Jul. 7th, 2018 12:17 pm (UTC)
Ну как бы опера на земле работают, а эти живут в своём уютном мирке, где они цари и боги. И нет, я что-то не слышал о покушениях на сотрудников колоний.
provinzial_58
Jul. 7th, 2018 12:21 pm (UTC)
Для предотвращения таких случаев, для наведения порядка в системе ФСИН, необходимо изъять контрольно-надзорные функции в отношении мест лишения свободы у прокуратуры и наделить ими СПЧ, придав ему полномочия аналогичные прокурорским. Сейчас СПЧ выступает в роли просителя у ФСИН. Те хотят разрешат. хотят не разрешат.
Прокуратура в Российской Федерации полностью изжила себя. Она не эффективна и не способна решать возложенные на неё задачи.
( 22 comments — Leave a comment )

Profile

novayagazeta
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
Новая газета

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Встроить блог «Новой»:

Установите виджет, чтобы

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel