«НОВАЯ» ЖИВАЯ (novayagazeta) wrote,
«НОВАЯ» ЖИВАЯ
novayagazeta

Categories:

Кто стрелял?

Экспедиция РВИО хочет доказать, что людей в Сандармохе убивали не сотрудники НКВД: это финские палачи возили на расстрелы советских пленных.

Экспедиция Российского военно-исторического общества (РВИО) приехала в Сандармох, чтобы на местах захоронения жертв Большого террора найти советских солдат, расстрелянных финнами. И на второй же день поисков комиссия безошибочно нашла яму с останками трех человек. Начальник телефонировал в Москву, что обнаружены убитые финнами — красноармейцы. Корреспондент «Новой» наблюдала процесс эксгумации от первой до последней минуты, и одно мы можем сказать точно: тела не были «подброшены». Другое дело — как будут трактоваться находки.

Определение границ

Новость об экспедиции появилась на сайте РВИО за день до начала раскопок, 24 августа. В ней были названы сроки работ — с 25 августа по 5 сентября — и четко обозначены задачи: «В рамках плана Минобороны России по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества… будут обследованы территории, находившиеся в 1941–1944 годах под финской оккупацией».

Еще яснее сказано о целях поездки в письме администрации Медвежьегорского района (в ее ведомстве находится мемориал) в РВИО: чиновники согласовывают «определение границ территории объекта культурного наследия» и «установление плотности захоронений». Это сразу насторожило историков, считавших, что и плотность, и границы установлены 17 лет назад.

— Да, у нас есть документы по границам, они определены в 2001 году, — подтвердил в разговоре с «Новой» директор Медвежьегорского музея Сергей Колтырин. — Но у нас до сих пор идет разговор о том, что здесь финны расстреливали солдат РККА — заключенных концлагерей…

Останки репрессированных советских граждан обнаружили в Сандармохе в 1997 году сотрудники общества «Мемориал», в частности — его карельский представитель Юрий Дмитриев. Сам он, напомним, теперь сидит в СИЗО по безумному обвинению в домогательствах к приемной дочке. Нынешние раскопки РВИО в Сандармохе — первые изыскания за 21 год, проходящие без Дмитриева.

Третья цель, обозначенная в документах комиссии, — «поиск захоронений узников финских концентрационных лагерей и погибших военнослужащих РККА в боях против финских оккупантов в Карелии в 1941–1944 гг.». Словно авторы документа знали, что найдут.

— Я-то понимаю, что здесь не могло быть расстрелов финских узников, — вздыхает Колтырин, косясь на мой диктофон. — А что от меня зависит? Я всего лишь директор музея. Вы приехали — и уехали. А мне тут работать. Я боюсь за свой музей. Я боюсь судьбы Дмитриева.

«Расстрелы не доказаны»

Лагерь для экспедиции РВИО был разбит на поляне в лесу возле урочища Сандармох еще 24 августа. Свою палатку поставил и специальный поисковый батальон Западного военного округа: Минобороны активно поддержало начинание Минкульта, поисковикам помогали солдаты. Руководить работами должны были глава отделения РВИО в Ленобласти Олег Титберия и глава департамента поисковой и реконструкторской работы РВИО Сергей Баринов. В назначенный день, 25 августа, поисковый инструмент загорал на коврике, любовно расстеленном у входа в палатку, а поисковики — на лавочке у костра. Работы не начались.

— Вы зашли с тылов в расположение воинской части, — упрекнул меня товарищ Баринов.






Сергей Баринов. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»




Где у лесной полянки «тылы» — этого он не объяснил. Но я поняла, что это уже не полянка. «Расположение воинской части» быстро обнесли полосатой лентой, чтобы больше никто не зашел «с тылов».

— Сержант, сфотографируйте машину корреспондента, ее номер! — скомандовал Баринов коренастому пареньку в камуфляже.

— Военно-историческое общество пробивает номера машин? — удивилась я.

— Зачем нам их пробивать? — почему-то обиделся Баринов.

— А зачем вам их фотографировать?






Лагерь. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»




Сергей Баринов подтвердил, что в планах экспедиции — поиск останков узников финских концлагерей. Тут же признался, что не знает, где эти лагеря находились. Со дня на день ждет информации от историков РВИО. Они, сказал, ищут по архивам. Как-то сразу стало неловко за военных историков, потому что историки «штатские» расположение лагерей давно изучили. Тем не менее, уверенно добавил Сергей Баринов, именно финны расстреливали узников в Сандармохе. И не в 1937–38 годах, как утверждает «Мемориал», а в 1942–43-м.

— «Мемориал»? — переспросил он. — Не знаю такого общества. Расстрелы репрессированных в Сандармохе не доказаны. Для меня Сандармох — линия обороны финской армии. А этот «Мемориал» — это разве научное общество? Нет — просто какая-то общественная организация.

— Военно-историческое общество — тоже общественная организация, — напомнила я главному поисковику.






Палатка поисковиков. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»




В отличие от инструментария, теоретическая база у участников экспедиции оказалась слабовата. Например, Баринов настаивал, что официально Сандармох — просто место в лесу, которое давно пора привести в порядок. На самом деле с августа 2000 года действует постановление правительства Республики Карелия, наделившее Сандармох статусом объекта культуры регионального значения.

Олег Титберия уверяет, что никаких сверхзадач у его коллег нет.

— Наша задача — увековечить память военных, погибших на Великой Отечественной войне, — уверяет он. — Но если во вновь выявленном захоронении окажутся репрессированные, мы, конечно, так и заявим. Никаких других целей у нас нет. Найдем репрессированных — будет памятник репрессированным. Если это окажутся воины Красной армии — будет памятник воинам Красной армии. Давайте дождемся экспертизы.






Олег Титберия. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»




Сандармох

Глава петербургского «Мемориала» Ирина Флиге начинала раскопки в Сандармохе вместе с Юрием Дмитриевым в 1997 году. Тогда, кстати, Министерство обороны тоже помогало. Только таких технологий, как у нынешних поисковиков, 20 лет назад не было. И все-таки, по словам Ирины Флиге, Сандармох — уникальное по сравнению с другими массовыми захоронениями место: известно, что здесь лежит ровно 6431 человек. С именами и биографиями.

— Мы очень редко можем привязать список имен убитых к конкретному участку земли, — говорит Флиге. — В Левашовской пустоши, например, лежит 19 450 человек — из них поименно мы можем назвать восемь. О Сандармохе мы знаем всё. Есть документы, в которых описано, на какое расстояние от Медвежьегорского СИЗО людей возили на расстрел. Есть данные, когда и как технически происходили расстрелы.

Из шести с половиной тысяч 1111 человек — так называемый Большой соловецкий этап. Первый этап, который отправили с Соловков на расстрел по ежовскому приказу «О завершении операции по репрессированию». В октябре 1937-го людей погрузили на баржи — и дальше они пропали. Но в 1990-е были рассекречены документы НКВД. Ирина Флиге с коллегами начала искать пропавший этап — и вышла на место расстрела в Сандармохе.

— Так мы обнаружили, что там были расстреляны и другие люди: жители Карелии, заключенные Белбалтлага, спецпоселенцы, — добавляет Флиге. — Колоссальную работу тогда проделал Юрий Дмитриев. В карельских актах о приведении в исполнение приговора, в отличие от многих других подобных документов, стояло название населенного пункта — Медвежьегорск. И Дмитриев сумел выделить всех людей с такой пометкой. Поэтому сегодня у нас есть такие цифры — с точностью до человека.

Казалось бы, если все так ясно, то откуда взялась история о пленных и расстрелянных финнами красноармейцах?

Версию выдвинули в 2016 году профессора Петрозаводского госуниверситета Юрий Килин и Сергей Веригин. В их распоряжении оказались рассекреченные протоколы допросов и справки СМЕРШа о том, в каких невыносимых условиях содержали советских пленных финны во время оккупации Карелии. Использовали они бывшие лагеря системы Белбалтлага. Так и родилась теория о том, что это финны, а не советские чекисты, возили людей на расстрелы в Сандармох.

В июле 2016 года газета «Известия» написала: «Захороненные в расстрельных ямах люди, считавшиеся жертвами сталинских репрессий, могут оказаться советскими красноармейцами, казненными в финских концлагерях». «Мемориал» начал это опротестовывать. В августе медвежьегорские чиновники впервые не приехали на День памяти в Сандармох. В декабре Юрий Дмитриев был арестован по фантастическому обвинению.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Subscribe
promo novayagazeta 00:01, yesterday 2
Buy for 1 000 tokens
Премьера фильма «Новой» о «московском деле» — 11 декабря. Вспоминаем всех участников — суды продолжаются. Центральный разворот «Новой газеты» от 29 ноября посвящен фигурантам «московского дела» Кому уже вынесли приговор?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments