Category: дети

Шестилетняя девочка на видео рассказала о домогательствах

СК начал проверку.

Шестилетняя жительница Екатеринбурга рассказала о домогательствах со стороны сожителя ее матери. Видеозапись выложили в интернет соседи семьи, сообщает «Пятый канал».

На видео ребенок рассказывает, что человек по имени Станислав несколько раз заставлял ее употреблять алкоголь, после чего пытался вступить с ней в интимный контакт.

Collapse )
Buy for 1 000 tokens
Прямой предновогодний эфир из редакции «Новой газеты». Каждый год в конце декабря главный редактор «Новой газеты» отвечает на вопросы читателей. 2019-й не исключение. К началу прямого эфира Дмитрий Муратов получил уже более 60 вопросов от соучастников и читателей…

Героине публикации «Новой» Татьяне Писаревой подарили квартиру

Жительница пострадавшего от взрыва дома на проспекте Карла Маркса в Магнитогорске Татьяна Писарева, которую с двумя детьми могли выселить на улицу, получила ключи от новой квартиры. Об этом сама Татьяна сообщила «Новой газете».

«Квартиру приобрели неизвестные мне меценаты. Я получила ее по договору дарения», — сказала Писарева.

Collapse )

Насильное

Монолог вымышленного лица.

Закон о домашнем насильи — сторонники, чур без обид! — не просто не нужен России, но даже ее оскорбит. Закон затевался во имя победы твоей, толераст, но все это между своими, а свой своего не предаст. Ведь мы же не где-то, а в центре духовных, возвышенных чувств! Закон ваш не нравится церкви и светским начальникам чужд. Мы в самой духовной кутузке. Не нравится — дуйте отсель.

Collapse )

Эвакуация — главное слово месяца

Некоторые школы «минируют» несколько раз в неделю. Дети с уроков физкультуры разбегаются по домам в трусах, а малыши во время тихого часа спят в одежде.

ОТ РЕДАКЦИИ

Уже месяц по стране катится беспрецедентная волна телефонного терроризма. Каждый день экстренным службам приходится эвакуировать десятки тысяч людей, парализуется работа госучреждений, страдают школьники и малыши.

Так, 19 декабря в Благовещенске из-за сообщений о минировании из 16 детских учреждений — садов и школ — было эвакуировано 3300 детей. В Хабаровске на улицу вывели 30 детских садов, в Москве проверяли более десяти. Но если в столице температура плюс 8, то в Благовещенске и Хабаровске сейчас минус 20.

В Москве с начала недели эвакуировано более 600 объектов, на Дальнем Востоке многие учебные заведения, в Санкт-Петербурге сообщения о минировании получили 20 станций метрополитена. В Москве были эвакуированы крупные торговые центры, десятки районных судов. Угрозы о минировании поступали в три столичных аэропорта и четыре вокзала.

Волна анонимных сообщений поднялась в конце ноября. Сначала она накрыла Москву и Санкт-Петербург, затем распространилось на другие регионы.

По сообщениям информагентств, за четыре неполных недели было эвакуировано более четырех тысяч учреждений и около полумиллиона человек. То есть речь идет не об отдельных случаях, а об угрозе национального масштаба.

Никакой официальной информации о том, что происходит, нет. Правительство, спецслужбы и МЧС молчат, на сайтах госучреждений и экстренных служб тоже никаких новостей.

Москва

Звонок из каждого рюкзака

Среди московских образовательных учреждений уже появились свои «чемпионы» — так, например, школу № 734 (Школу Тубельского) и школу № 1514 за последние две недели эвакуировали по шесть раз. Школу № 627 в один из дней эвакуировали два раза: днем и вечером, во время концерта, когда дети играли на флейтах.

Большинство эвакуаций приходится на дневное время, когда в детских садах тихий час, так что малышей будят и выводят на улицу в комбинезонах поверх пижамок. 4 декабря некоторые школы были эвакуированы, когда школьники писали итоговое сочинение, — и в результате оказались на улице, не дописав работу.

Екатерина Тимашпольская, учитель и классный руководитель в школе № 734, где учатся двое ее детей, рассказала в фейсбуке о первой эвакуации: «Из школы вышли быстро, не понимая, что произошло. Многие оставили вещи и телефоны в классе. Убедившись, что все мои семиклассники ушли, я бросилась на третий этаж за телефоном младшей дочери, мы живем далеко, мне нужно было собрать их всех и отправить домой. Я забежала в кабинет: в классе ни души, на партах лежат раскрытые тетради, учебники, ручки, детские вещи — книги, игрушки, коробочки для завтраков, у кого-то на салфетке недоеденное яблоко, на полу кеды.

Я остановилась, не в силах двигаться; сердце билось где-то в горле и мешало дышать. Из каждого рюкзака раздавались телефонные звонки, — это родители пытались разыскать своих детей».

С тех пор школа пережила еще пять эвакуаций.

Collapse )

Девочке сказали: «Пожалуйста»

История любви, в которой поступок одного человека привел к убийству, трем уголовным делам и искалечил жизнь ребенка.

Недавно ко мне в фейсбук постучался Роман Радыванюк. «Вот уже 4 года я пытаюсь добиться справедливости, но безуспешно. Меня оговорили в преступлении, которого не было. Все доказательства, экспертизы, показания свидетелей и два полиграфа, пройденные в МВД и СК, об этом говорят. Я готов ответить на все вопросы».

Никаких вопросов я задавать не стал. Решил навести справки.

Оказалось, что Романа еще в 2016 году приговорили к 12 годам лишения свободы за изнасилование. Речь, страшно сказать, шла о четырехлетнем ребенке.

Мне удалось ознакомиться с материалами дела: показаниями свидетелей, экспертизами, приговором и — главное — письмами матери девочки Юлии Ивановой, адресованными Радыванюку уже после того, как он отправился в тюрьму.

Прочитав сотню страниц документов, я понял, что передо мной — история любви, в которой глупый поступок одного человека привел к убийству и трем уголовным делам, а попутно искалечил жизнь маленького ребенка.

Collapse )

Подарок слепому — фотоаппарат

Репортаж с инклюзивного концерта.

ОБ АВТОРЕ




Злата Аскерко


Злате Аскерко — шестнадцать. Когда случился теракт в Театральном центре на Дубровке, ее мама Лилия была на шестом месяце беременности. Вместе с мамой Злата пережила захват, освобождение и действие усыпляющего газа, который российские власти применили при штурме. Она родилась с признаками поражения нервной системы, симптомами перенесенной в утробе гипоксии и задержкой развития. В полтора года Злате диагностировали церебральный паралич.

Все Златино детство Лилия, как львица, билась с государством за здоровье дочери. Сейчас они бьются вместе. Сегодняшнему развитию Златы могут позавидовать взрослые: она занимается верховой ездой, стрельбой из лука, рукопашным боем, лазает на скалодроме, пишет стихи, участвует в конкурсах, олимпиадах, фестивалях.

А теперь еще — ведет в «Новой» колонку о жизни в России людей с особенностями.

Несколько дней назад я вернулась из Казани, где проходил конкурс Игоря Крутого «Добрая волна». Я помню, как ехала туда с огненными фейерверками в душе, но теперь чувствую, что от них остался холодный пепел.

Парню, который всю жизнь мечтал стать певцом, дали книжку волонтера.

Мне предложили выехать на сцену на коляске, чтобы все сказали, какая я бедная и разнесчастная. А то, какой путь мы с мамой прошли, чтобы я встала на ноги, — он что, не считается?

Или эта победа не достойна уважения?

Collapse )

Одни дома

В Удмуртии трагедия с гибелью ребенка неожиданно предотвратила вторую подобную трагедию.

Драматическое развитие событий повлекла трагическая история с гибелью ребенка-инвалида в Удмуртии.

Несколько дней назад, 6 декабря, республика была потрясена обстоятельствами смерти 13-летнего ребенка, страдавшего ДЦП. В городе Можге у передвигавшегося в коляске мальчика скоропостижно скончалась мать, с которой они проживали вдвоем в изолированной квартире. Ребенок не мог самостоятельно выйти из квартиры, он кричал, но никто не обратил на крики внимания. Пытаясь открыть кран, чтобы напиться, мальчик выпал из коляски и не смог подняться. Как сообщалось, через неделю соседи встревожились, но было уже поздно.

Collapse )

Госдума одобрила введение в СИЗО отдельных мест для детей обвиняемых матерей

Депутаты Госдумы в третьем чтении приняли закон, который предусматривает появление в СИЗО отдельных камер для беременных и женщин с детьми. Об этом сообщается на сайте нижней палаты парламента.

Отмечается, что законопроект направлен на улучшение условий содержания под стражей беременных женщин и женщин, имеющих при себе ребенка в возрасте до трех лет.

Collapse )

Бесы

В Екатеринбурге «радикально верующие» родители убили своего сына.

28 ноября на телефон доверия CУ СКР по Свердловской области позвонила женщина. Она сообщила, что у пруда в парке 50-летия ВЛКСМ на юго-западе Екатеринбурга закопано тело ребенка — ее племянника. Приехавшие на место следователи действительно выкопали из промерзшей земли труп девятилетнего мальчика со множественными ссадинами.



Следователи на месте преступление. Кадр: E1.ru

По предварительной информации, тело пролежало в земле более трех недель — само убийство могло произойти еще 5 ноября. Тетя мальчика узнала о преступлении от его матери: спросила, как у мальчика дела, а та призналась в убийстве.

Collapse )

«Агу» — находка для шпиона

Молодой отец пытался впечатлить жену, а обрадовал ФСБ.



Оперативная съемка задержания. Кадры ЦОС ФСБ / РИА Новости



Летом 2019 года сотрудники ФСБ раскрыли «шпиона» — жителя подмосковного Зеленограда и молодого отца Дениса Кабрера. Оказалось, что уже год Денис ходил под 138-й уголовной статьей и пытался «сбыть специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации», но сам об этом не подозревал. Он просто разместил объявление о продаже ненужного ему технического оборудования на популярном сайте «Юла».

Однако тут всполошились бдительные сотрудники спецслужбы. По версии ФСБ, Денис пытался продать именно «специальные технические средства» (СТС). Ими оказались две камеры видеонаблюдения, которые Денис использовал как видеоняню для своего трехлетнего сына Владика. Камеры «внешне напоминают стандартные лампочки»: они вкручиваются в цоколь, питание берут от сети — у них нет своего аккумулятора, а значит, предназначены для шпионской деятельности, рассудили в ФСБ.





Collapse )