Category: животные

«Забирайте документы и уезжайте»

Как Австралия спасается от масштабных пожаров: материал «Громадского».


Пока вы читаете этот текст, сотни гектаров на юго-востоке Австралии между Мельбурном и Канберрой превращаются в пепелища. Таковы природные и погодные особенности этого континента: так называемые «bushfires» — то есть горение участков сухих лесов и кустарников — здесь происходят регулярно. Впрочем, пожары, начавшиеся осенью 2019-го и продолжающиеся до сих пор, — беспрецедентны по своим масштабам.

Огонь охватил почти все австралийские штаты, уничтожил растительный и животный мир на шести миллионах гектаров. В результате пожаров погибли 24 человека и почти полмиллиарда животных.

Новый год тысячи австралийцев отмечали не у себя дома, а во временных убежищах, куда они должны были эвакуироваться из-за угрозы пожаров. Несмотря на то, что огонь уничтожает прежде всего леса, смог от пожаров затянул небо в крупных городах юга и востока Австралии и на днях достиг Чили, расположенного более чем в десяти тысячах километров от Австралии.

Hromadske узнало у очевидцев, как Австралия спасается от пожаров, как можно помочь спасти животных, являются ли нынешние пожары чрезвычайным явлением и связано ли это с глобальным потеплением?

Collapse )
Buy for 1 000 tokens
Прямой предновогодний эфир из редакции «Новой газеты». Каждый год в конце декабря главный редактор «Новой газеты» отвечает на вопросы читателей. 2019-й не исключение. К началу прямого эфира Дмитрий Муратов получил уже более 60 вопросов от соучастников и читателей…

Белые птицы за черный нал

Для утех ближневосточных шейхов на Камчатке уничтожают уникальную популяцию диких кречетов.

Главным продуктом контрабанды с Камчатки традиционно считаются красная икра, рыба и крабы. Однако не только эти ресурсы интересуют браконьеров. Промышленных масштабов на полуострове достигла и нелегальная добыча редких птиц — кречетов из отряда соколообразных. Оборот бизнеса, о котором широкой общественности практически ничего не известно, оценивается в десятки и даже сотни миллионов долларов. Промысел контролируют международные преступные группировки, а спрос обеспечивают шейхи с Ближнего Востока. Там кречетов почитают за элитных птиц, за символ власти и «идеальное орудие» для соколиной охоты.

Collapse )

Баллада о Вере Засулич

«Есть не только крепости и скрепы, а еще помилованье есть!».

Нынче вспоминают про Засулич,
вслед Егору Жукову свистя:
Типа коль сегодня не засудишь,
то Россия тридцать лет спустя
Сдастся обезумевшим оравам,
несогласных выведет в расход,
Захрустит под колесом кровавым
и опять столетие просрет.

Логика истории капризна.
Чем она угрюмей, тем правей.
Ежели, любезная Отчизна,
ради безопасности твоей
Невиновный должен быть засужен,
заперт, заклеймен, и черт бы с ним, —
Может быть, такой исход заслужен
или хоть отчасти объясним?

Collapse )

Время сидеть попой на кактусе

Введение в профессию журналиста.

Вспоминая Собакина: «Если у тебя упал фантик или вилка, подними сам — не то они будут лежать до светлого будущего, пока искусственный интеллект не сообразит все убрать. Если у него хватит мозгов».

В плоском городе Небит-Даг с тусклыми улицами, проложенными среди домов с плоскими крышами, преодолевая приступ одиночества, тоже по молодости плоского, я пошел в кино (не помню какое, но все равно из другой, якобы рельефной жизни).

Когда сеанс закончился, я, словно кем-то оброненный в это пустынное место, где никто меня не знал и не ждал, пошел один к бедной гостинице в жалобный номер с двумя панцирными сетками на узких кроватях и молчащим репродуктором на крашеной белилами стене, меня охватила тоска безысходности, настолько сильная, что с той поры я один в кино не хожу, опасаясь вновь пережить состояние своей никчемности в пустом и безразличном мире. Я тогда мало что умел в профессии,  был честно женат и не подозревал, что жизнь предложит немало моментов, когда ты будешь оставаться один на один с собой, и никто, как говорил Собакин, не поднимет то, что ты уронил, тем более тебя. Шла вторая или третья неделя первой газетной практики, на которую я без приглашения и направления приехал в лучшую тогда газету, которая, как и нынешняя, называлась «Комсомольская правда».

В 26 лет мной не было опубликовано ни одной строки, и выручить могли только, как скажет потом мой друг великий журналист Ярослав Голованов, «хорошие манеры», обаяние (добавлю от себя) и американский псевдотвидовый пиджак без подкладки, купленный за 25 руб. на втором этаже комиссионки на Невском, напротив улицы Марата. Этот пиджак очаровал уверенную в своей репортерской исключительности женщину постарше меня с красивыми ногами, которая, буквально взяв меня за руку, отвела к главному редактору. На него модный американский пиджак без подкладки произвел не лучшее впечатление. Еще один пижон и бездельник с лицом кормленного ребенка (как потом опишет «хлопобуда» Юрия Михайловича Ростовцева мой друг Владимир Орлов в «Альтисте Данилове»).

Collapse )

Толстый Виктор и люди

Лучший способ обуздать монополии — сделать котиков гражданскими активистами.

Кот Витя, которого не пускали в салон самолета из-за лишнего веса, на время стал самым известным дальневосточным зверем. Он затмил даже скончавшегося на днях козла Тимура, который прославился дружбой с тигром Амуром.



Михаил и его кот Виктор в бизнес-классе. Фото: соцсети

Коротко перескажем фабулу: владивостокский человек Михаил Галин долго работал в Риге. Пришла пора возвращаться домой. На пересадке в Москве его 10-килограммового кота Виктора определили в багажный отсек. Оказывается, котам тяжелее 8 кг вход в салон запрещен; «двушечка» оказалась критической. Заботливый хозяин отказался сдавать друга в багаж — даже короткий полет до Москвы кот перенес тяжело, хотя и находился рядом с Михаилом в салоне. Уговорить персонал не удалось; тогда Галин снялся с рейса и купил билет на завтрашний день — за накопленные мили. Тем временем знакомые привезли в Шереметьево стройную (по сравнению с Виктором) кошку Фиби, и та благополучно прошла регистрацию. По ее посадочному талону Виктор в салоне вместе с хозяином благополучно прибыл во Владивосток.

Collapse )

Дно болота

Место, где теплится жизнь.

Единственный на 12-миллионную Москву центр по спасению диких птиц «Дно болота» погибает. Долги за электричество, нехватка корма, медикаментов и элементарных бытовых удобств давят нещадно. Но хозяйка центра надеется на чудо и продолжает выхаживать своих больных питомцев.

Летом в подмосковной деревне Вяхирево толчея дачников, зимой жизнь теплится в трех домах. На отшибе деревни, продуваемый ветрами со всех сторон, стоит домик в одну комнату. Внутри он похож на большое гнездо. По комнате, медленно передвигая оранжевыми лапками, ходит гусь Иви. За временными стенами-простынями — силуэты птиц: осоеды и вороны. Около входной двери дикие утята, страдающие рахитом, шипят на бесцеремонные руки человека, которые меняют им подстилку. На чердаке живут цапли, утки, а под крышей летают три галки и голубь.

Запах зерна и птичьего помета.

Collapse )

Москвичку оштрафовали на 15 тысяч рублей за плакат о пристройстве котят

Она вышла с ним в центр города 3 августа.

Черемушкинский районный суд Москвы оштрафовал на 15 тысяч рублей москвичку Татьяну Соколову за плакат о пристройстве котят, с которым она вышла в центр города 3 августа (ч. 5 ст. 20.2 КоАП), сообщает «МБХ медиа» со ссылкой на саму девушку.


Источник фото: «МБХ медиа»


На плакате с одной стороны была фотография котенка с надписью «Отдам котят в добрые руки» и «Вся власть котикам в вашем доме», на другой — «Отдадим котят» и «Чтобы не был злым ОМОН, возьми котика, камон» и номер телефона.

Collapse )

Минсельхоз предложил ввести новые ограничения на ввоз хамона и пармезана в багаже

Минсельхоз предложил запретить в Россию ввоз животноводческой продукции из стран, в которых есть угроза заражения животных различными болезнями. Документ размещен на портале проектов нормативно-правовых актов.

По замыслу ведомства, Россельхозндазор будет уничтожать в пунктах пропуска через российскую границу продукцию, найденную в ручной клади, багаже и почтовых отправлениях, из стран, которые не входят в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Collapse )